Звонок. Два.

Привет. Я здесь проездом. Быстро. Давай жахнем гжелки. В центре. Забьем горячим мясом. Ну, словом, как раньше, помнишь?
Помнишь? Ха. Сергей – стрелок. Снайпер. Нет, не дешевка шкутер из виртуальных конференций бмд. И не мажор с ружьем перуччи в лосиных норах.

Настоящий. Плечо-размах, рука – краб. Но маникьюр. No scrub. Взгляд – лезвие. Забыть его – нереально. Даже глубоко ньюхая или курЯ. Про алкоголь – молчу.

В той, другой жизни я — виртуальной хрон. Неуважаемый. Ресторанный критик бесплатный. Щелкнуть пальцами, да. Я же знаю место в самом центре города, с верандой – хорошая погода. И с природой. Деревьями. Фонтаном. Ах да, забыл. Не пафосное. Никапли. Где можно спокойно нарядиться синопской с парнем сильным во всех отношениях но без регистрации никапли. С. в синих трениках и коричневых ботинках – тудаже.

Через сорок пять минут мы сидим за алюминиевым крошечным столиком. 10 шагов от метро Маяковская, среди деревьев, пьем водку – гкжелку_синопскую. . [уважаемые хроны, конечно, уже догадались где? Нет? Перевернутый ответ читайте в конце страницы. Со сноской-НДС не облагается. Или пошлите СМС на номер 8801]

Каре, Рибая нет – американский стэйк. Только. Огромной толщины, с кровью. Сочащейся. Крошка-картошка, лук, соус и другие атрибуты нереальности. Официантки в миниюбках, колгоТТках, белых носочках и кроссоффках. Мечутся вокруг .

Справа от нас, на расстоянии двух рук, за таким же кривым Al столиком сидят телки. Четыре. Щебечут. Лет по 18. На взгляд Сереги – простые клюшки-палки. В трениках и чешках. Худенькие и загорелые. Зубов жемчуг.

Я не обращаю на них внимания.. но. Боковым зрением замечаю, что у двоих-8800. У третьей – вертушка. Верхнюю часть которой, в коже фисташковой, она аккуратно выпускает в эфир голодных взоров экспатов лысых в клетчатых рубашках, дешевых ливайсах. и очках стремных – китайский рэйбэн затридцатьбаксов. Или 20.

У. клюшек [РХ-блюшек] чешки все с AJ, а треники – к гадалке не ходи. ДГ.

Мы водку пьем, мясо едим, разговариваем. Но краем глаз на них поглядываем иногда. Ах да, забыл. Еще есть две собачки. У них на руках. Размером в два моих кулака или один Серегин. Такие крысиные твари вообщем. Кошки Х#Зададут им сто очков вперед за красоту да и по технике. Лохматые и на ножках-спичках – не знаю породу – у модных кобыл их очень много – питомник::::рассадник видимо рядом с БГ (большим городом).

Приносят им еду. Огромных размеров чизбургеры, фрэнчфрайз и другой пищевой гм. Толщиной пальцев в шесть. Скромница с верту сажает себе генетически модифицированную крысу на грудь, [простите, хроны – на грудь принимаем мы в этом моменте – конечно, ПОД. ними, загорелыми, формой – как половинка апельсина или даже [большого грейпа], молодыми, упругими, манящими ]… берет чизбургер изящной узкой ручкой и начинает его есть. Хавать Жрать. Чикать Смачно. Отбирать. Чавкая.

[Понятно, что в реальной жизни девчонка тратит на спорт полдня, щиплет только травку, загорает в вертикальном [стрит-денз-для-лохушек-только] и все такое, бивис, чуваг, она хочет тебя. И только тебя. Кхе-кхе..]

Чизбургер огромен. Нереален. Маленькая волосатая рэтто-догги пролезает мордой между загорелых погремушек [джиз, везет же, чувак тебе)].. итоже начинает кусать-кромсать американ пай-блять. Они едят его почти синхронно, подталкивая кусочки оторванные розовыми язычками и помогая себе отбеленными клыками.

Позвольте акцентировать ваше внимание, уважаемые хроны и брюзжащие вечно звезды из фольги картонной БМ. На следующем. Я частенько кидаю своему коту Mishke кусочки еды, которую ем вилкой и режу ножом. Не то. Совсем.

Загорелая клюшка для гольфа#5 просто съела на наших глазах огромный чизбургер с крошечной волосатой тварью впополаме. Так просто на двоих, влегкую. Запивая кока-колой изредка. Жестко, да?

Это-гламур, Серега. Не беда. Забей. Статью распечатаю и пришлю тебе. Или ссылку на нее. Не пей. Много. И не читай. Здесь.

Keskin.

А именно — банальная крышечка, которую поклонницы моего писательского дарования утянули на сувениры. Остальные были более сильно затянуты — свезло.  Вид портится. Подбешивает — ну да ладно, кабрио сезон незадался в этом году..

Тупо набрав keskin.ru — поехал в уважаемую компанию PROLINE-Sport,  официального дистрибутора, офис которой, как и положено  тюнинх-лавке, располагается в правильном гараже на задворках ТТК. Даже на втором этаже гаража, что в принципе уже возвышает. Все хорошо. Честно предупредили, что крышечку за EUR 25 нужно будет ждать месяц. Пока соберут груз со всей остальной тунинх-хренью. Ну да ладно, все равно сезон дождей. И в грузе их должно быть десять — мне точно перепадет.

Хрена с два. Типо забыли или потеряли. Пошел третий месяц. Попросил прислать ДЧЛем, звонил, напоминал = пох*ую. Отличный дистрибутор ПРО-лайн. С прекрасной логистикой. И бережной заботой о пользователях эксклюзивной продукции Keskin на территории РФ.

Пуфики.

-«Кэп, амприттишё, что Вы очень давно не были в кино. Я осмелюсь пригласить Вас, тем более, что узнала про потрясающее место с пуфиками. Координаты цели (вымарано цензурой) Тэнпиэмшарп. А.»

Мне стоило больших усилий сдержать улыбку, глядя на серьезное лицо радиста, протянувшего ТС радиограмму, и ждавшего окончания ее прочтения. «А» могла быть только Алей — помощником штурмана. «А» обладала восточной внешностью, была стройна, высока, необыкновенно красива, и абсолютно неприступна.
Весь экипаж терзался в сомнениях, что заставляло ее выбрать наш борт, оставив на земле все прелести светской жизни БГ.

Откровенно говоря, мое сердце начинало биться чаще, когда она входила в кабину пилотов, в униформе цвета безоблачного неба, грациозно передвигаясь между коробов на высоких шпильках. Пилотка еле удерживалась на ее роскошных черных волосах, немного прикрывающих плечи со звездочками, а изумрудные глаза притягивали своей холодностью.

Но я, как капитан борта, всегда подавлял эмоции и непроизвольные посылки в мозг от джонсона — романтические отношения на службе строжайше воспрещались, тем более в воздушном пространстве. Хотя соблазн на высоте 30.000 футов был очень и очень велик.

В 9.45 пм борт выполнял посадочный маневр. Тяжелый бомбардировщик, казалось, всем своим Al спрашивал меня — «Кэп, мы просто приземляемся? Не поражая цель???»
Но я просто вел его к земле на полосу, освещенную посадочными огнями. Шасси коснулись асфальта под аплодисменты и глупые восторженные вопли — включился автопилот, который автоматом вел борт за вынырнувшим из переулка Х5 с мигающим табло FOLLOW ME.

Ступив на землю и немного отдышавшись — и чуть не пропустил посадку ее красной цесны, лихо зарулившей под хвост бомбера. Я подал Але руку — она грациозно спрыгнула на асфальт, окруженная облаком пряных этро.

Никогда не любил кэжуал стайл в плане женской одежды — но в этом случае отвратительный ранее арсенал — джинсы-кроссовки—кусок живота –пирсинг — топ-хвост — просто вырубил меня правым хуком от любого клячко. Аля выглядела невероятно, потрясающе, сногсшибательно красиво- шелковое платье, чулки с поясом и шпильки — словом, все то, чем прежде восторгался — полетело в мусорный бак на десктопе кокпита.

Через десять секунд после нокаута показания датчиков стали, наконец, обрабатываться мозгом. Я обнаружил себя, стоящим у стены аутлета. А. внимательно изучала скидул на стене, но, даже бросив беглый взгляд на него, сразу стало понятно, что дело дрянь. Дрянь. С большой буквы Н.

Все вокруг было заполнено МсРО с арривой в руках, слоты и обшарпанные стены наводили мысли подняться в воздух, лечь на крыло, нажать на кнопку и ….
Аля подошла с очевидным желанием что-то сказать. Но, как только ее изумрудные глаза поймали отчаянный взгляд — она просто взяла мою руку, и мы вышли на воздух.

«Кэпсорризакино». Знаешь- (с этого момента мы были уже на «ты»!!) — чертовски проголодалась. Погода холодная, а блок климат-контроля не работает — чертова цесна! Здесь есть кафешка, недалеко от вышки диспетчеров.

Мы шли по улице, обнявшись, провожаемые завистливыми, склизкими, взглядами морячков, видимо, слинявших с борта припаркованного неподалеку эсминца.

Кафешка находилась на первом этаже старого здания диспетчерской службы. Тяжелые двери из состаренного дерева впустили нас внутрь, и мы оказались на прозрачной площадке, в углублении которой на некотором расстоянии лежали маленькие валуны.

Столик был достаточно грубо сколочен из дерева, но находился в достаточном удалении от остальных – нам практически не мешала компания подвыпивших офицеров, распивающая огненную жидкость из алюминиевой емкости.

Официантка принесла меню. Ожидая увидеть блюда из обычного военного рациона (картошка \ тушенка) – я был очень удивлен, увидев раздел «Восточная кухня». На немой вопрос официантка тут же пояснила, что в кафе работает группа военнопленных из страны восходящего солнца, командир которых потрясающий спец в их куизин.
Так что кэп рискнул отведать салат из морских водорослей (редкая диковинка в наших краях) с заправкой из орехового масла (видимо, лендлиз), и рулет из риса с добавлением угря и омлета, называемый «Сакура». Аля выбрала королевских креветок, жаренных с овощами и коктейль с алкоголем цвета предгрозового неба – я же из напитков ограничился зеленым чаем с вишней – как рассказала официантка – очень редкий напиток с необыкновенным вкусом. Поймав укоризненный взгляд, Аля беспечно ответила – «Кэп, ну кто, кто в воздухе может остановить меня, и заставить подышать в трубочку?? Тебе представляется такое возможным??» Мне не представлялось.

Блюда принесли достаточно быстро, и вечеря началась. Рулет оказался необыкновенно и нежным – буквально таял во рту, и честно говоря, я не очень следил за щебетом Али, наслаждаюсь его вкусом. Морские водоросли поражали новыми вкусовыми ощущениями – словом, после привычных желудку толстых макарон по-флотски, эти блюда азиатской кухни казались чем-то легким и волшебным. Аля умудрялась с видимым удовольствием расправляться с креветками – «О, Кэп, по сравнению с нашим пайком – просто волшебно!!» — и без умолку щебетать о природе различных вещей. Время пронеслось незаметно – закончив с креветками, Аля заказала на десерт фруктовый салат, который, впрочем, пришелся ей не по вкусу.
Чуть позже наша беседа была прервана появлением официантки – «Г-н капитан, наше заведение закрывается в 11!» На часах было уже 11.30. «По аэродромным предписаниям, заведения, находящиеся в жилых домах, должны прекращать работу в 11.00, чтобы не мешать отдыху обслуживающего персонала». Оказывается, над нами располагалась казарма диспетчеров. Мы не стали возражать. Я расплатился – счет оказался совсем ненамного больше, чем в той сети кафешек, где обычно приходилось подкрепляться перед ночной бомбардировкой.
Уже набирая высоту над ночным городом, на хедапе высветилось ММС от Али – «Кэп, держу пари, что вы не запомнили названия кафешки. Она называется «Камадо» — повторим в следующий раз, ОК?»
Конечно, конечно, Аля.. В следующий раз.

(с) 2004

Гастропаб «Простые вещи».

Недавно открылся напротив «Кофемании» на Никитской. Вместо быстропроекта «Кафе Однокласcники» — место сбора любителей лохоресурса. И профессионалов. Подвал, наспех отреставрированный, покрашенный валиком. Простая антикухня. Экспаты, орущие в голос и хохло-телки.

Заигрывние с русской кухней выражается в невнятных щах с щавелем. Заигрывание с европейской — в спарже на гриле.  

Но финальный аккорд просто сбивает с ног… Офицантка приносит в качестве комплимнта завершения ужина…кулек семечек..

Стоит заметить, что первое заведение «Быстро пивняка», что возле метро «Краснопресненская» —  отстойно по всем канонам жанра. Его визитная карточка — отсутствие вентиляции как класса. Второй блин — 100% комом. Как владельцам удалось заполучить площадку в историческом центре города под столь провальный проект — остается полной загадкой.