Инвалидная повозка.

Черт побьери, любимая машина автора. Не вылезал из неё потрясающие три года *вытирает рукавом накатившую мужскую слезу*. Все понимаю умом. Техника стареет. Из подземных парковок перекочёвывает на дороги общего пользования. Расставаться в центре с кровными «ни-за-что» крайне жалко. Очень. Но есть нюансы. Лепить знак «инвалид» на ласточку, чтобы скроить на паркинге. Сравнимо, как встретить свою первую любовь. Трепетную, грациозную и нежную. В войлочных башмаках «Прошай молодость». [рвотный инстинкт].

Звуковое сопровождение текста — группа «Каста». Песня — «Номерок блатной».

Дождь. Тоска.

День коту под хвост. Из рук все валится. Встречи отменяются. Настроя нет. Креатив сдулся. Толком ничего на страницы твоего любимого бложика и выплеснуть нечего. А между тем, событий гора и пруд пруди.

На днях.

Спокойно себе катаюсь в районе рядом. Выходной, солнышко, птички поют, цветочки распускаются. Рэп-речитативом из Харманов, крыша с окошками в положение «долой». Лепота. Перекресток. Не регулируемый. Чорный-чорный е-классе предыдущего поколения с включенным левым поворотником. Вылизан, словно гладкий кот, явно фетиш. Тотэм. В расслабленном состоянии объезжаю «коллегу» справа. В самый последний момент. Боковым зрением. Ухватил. Чорный полностью. То есть от слова «совсем». Изменил концепцию. Не знаю, что там за шестеренки в мозгах у носорога. Может, передумал. Может, надоело пропускать встречный поток. Или какое знамение пришло. Резко, дрыг-дрыг, как привык. Переметнулся ара в диаметрально противоположную сторону. Под звуковой аккомпанемент визга покрышек о равнодушный асфальт. Знаешь что? Скажу, как отрежу. Напуган не был ни капли. Не то, чтобы нервы, как канаты, и титановый выпускной коллектор. Времени не было ни наносекунды. Чернозем летел стрелой в бочину, говоря техническим языком, сидение водителя. Столь молниеносный тактический уклоняющий маневр не делал еще никогда. Как говорится, на все есть первый раз. Зато, произошло чудо! Мгновенно научился читать телегу.
Нецензурно.

Цветы жизни.

Путь одинокого мужчины в самом расцвете сил в центре города. Проходит через несколько обязательных точек. Главная, «Азбука». Вода, вино, расходные материалы в виде туалетной бумаги и таблеток для посудомойки. Еда имеется, но специфическая. В основном, для девчушек. С наклейками «Считаю калории». Либо для мастеров готовки, варки-парки. Вот так, чтобы закинуть в печь прогреть, да сразу в тушу апосля, мало. Соответственно, путь лежит в точку «Бэ» с вывеской «Кулинария». Их много всяких, но бал правят братья. Караваевы. К слову, качество похуже, чем в Азбуке, но если употреблять проверенные позиции, то риск приемлем. И о чудо. Очереди. Твою мать. Разбаловался совсем, привык к пустоте. Приходится брать себя в руки. Пипл валом валит в подносы трэш-еду, с целью мгновенного употребления на месте. Терпеть. Номерок в руке, стой. Тупо трать время зря. Пялься в лопату. Тычь пальцем.  Дадут, беги. Но не тут то было. Папаша тридцать плюс. С мелким, лет пять навскидку. Взрослый объявил во всеуслышание, что берет четыре блина. Молодость хочет пять. Но не просто жаждет,  орет во весь голос. «Хочу пяяяяяяять! Дай пяяяяяяяяяять!». Бл№ть! Взрослый, в молодящихся шмоточках, говорит тихо, без выражения, мол, «хрен тебе, а не пять». Что моментально приводит к дикому крику. Словно завели сирену при авианалете второй мировой. Братцы. Автор тертый калач, уж поверьте. Повидал много. Но, чтобы в публичном месте. Так вопить, во всю мощь. Плакать, канючить и реветь, мозг разрывается в брызги шампанского. Народ на взводе, однако безмолвствует с раздражёнными лицами. Папик, к маме не ходи, привык к воплям, спокоен, как фанерный лист. Толерантность, наше все, мать ее. Никто не в силах сказать, мол, заткни этот фонтан немедленно. Дай пинка, подзатыльник, кляп, что угодно. Ты здесь не один, взрослый мудак, настрогал, так будь любезен, заткни и не мешай. Лучше бы презерватив носил с собой, лось недоделанный. Так мыслит писатель-прозаик. Люди, они нет. Слушают. Тему воспитания подрастающего поколения можно считать провальной. Не хочу занудствовать. Но во времена молодости автора этих строк. За подобное антинародное поведение. Получили бы в рыло, извините за язык улиц, моментально. Вся династия дебилов, бля*ть, чорт-чорт, мат сплошной. Дабы неповадно было.

Зубило в висок.

Зайду издалека. Первое поколение восьмеры пришлось как раз на те года, когда автор на восьмьре и рассекал. Крутой, слющай, ара, э. Крыло длинное. Торпедо, вах, высокое. А в ней то, в ней. «Слепой» Пионер СиДи, тот, что крышечку нужно откинуть, диск вставить, а на крышечке той дисплей во все, что можно. Ченджер, вуфер, сигналка «Клиффорд», надо было ставить. Уверен, для тебя все вышеперечисленное бессмысленный набор слов, белый шум. Но рожденным в ЭсЭсЭсЭр каждый звук, словно в гимне аккорд, уж поверь. Тьфу, рассюсюкался и забыл самое главное. Цвет. Валюта металлик. Любая телочка сразу снимает трусики, лишь коснувшись пассажирского сидения *вытирает подступившую ностальгическую слезу*. Напоследок, но не в последнюю очередь, самый важный бонус предоставлялся бесплатно. Ни с чем не сравнимый. Великолепный и трепетный. Запах новый машины, чувачок. Вскользь упомяну, что прикинут в те времена автор был в косуху, что собственноручно оторвал на «Оксфорд Стрит». Да в  ‘501 плюс казАки, что еще выпускали с гордостью в США. Хаейр в хвост, в колонках Дорз или Депеш. Необходимо было устанавливать дворники внутрь салона, слюна брызгала на лобовуху, драматически снижая видимость. Аккурат в ту самую пору на дорогах общего пользования и печального состояния. Сверхъестественным образом стали материализоваться восьмеры экспортного исполнения. Баварского производства. Представь себе, что в твой двор прямо сейчас приземлится космолёт. Уверен, не так удивишься, как автор в то славное время. Это была мечта. С большой, нет, огроменной буквы эМ. Разумеется, недостижимой по всем параметрам (юноша наивный, гнали их бандиты в совок, перебивая номера, птс с интерполом бла-бла-бла-тра-та-та). Но взор горящий считал, что за рулем бог с Олимпа да никак не меньше. Веришь. Самому надоела клюква в сахаре. Включу ускоренную перемотку. Все прошедшее время хотел ее, сучку. Сперва, в качестве разминки мозга, закрыть сделку, купить, гонять, не вылезать. Далее, как машину выходного дня, но к бабке не ходи, перешла в разряд старушек. Не айс. Недавно, как олдтаймер, дернуть с забугра, и прям вот чтобы восстановить, «муха не сидела». Долго, дорого, гемморойно, целый проектище с близким к телу сервисом (а там вообще v12). С заказом запчастей, длинная песня с концом печальным. Частенько шерстил еБэй, может, в сарае техасского фермера простояла лет двадцать, случайно нашли, да фигули-на-рогули. Забил. На мечту юности. Слабак. Короче. Вчера выпустили реинкарнацию. Перед событием заранее дразня силуэтом купе. С чем сравнить ощущение? Представь, ты весь взрослый такой, надутый, важный, как гусь в цилиндре. Хоп, и на улице сталкиваешься со своей первой любовью, которой 15. Крэш-бум-банг-серце-в-пятки. Енк стоит, телеграфный столб. Глаза  Стиви Уандера. Вот вот. Собрался рыться в записных книжках, искать важного человека в БМВ-наша-раша, в очередь становиться, задаток нести. Кэшем, с цыганами и медведЁм. Утром пришло жесткое похмелье. Глазки разул, внимательно посмотрел. По меткому выражению нашего главного с иностранными отношениями — «Дебилы, б*лять!» Фашисты из Аушвица. Родили франкенштейна. Кусок от Астона, Ламбы, даже Лексуса нового. Жабры-херабры, ковшы-шмовшы (сплевывает на пол). Убил мечту гитлерюгенд поколения дизайнеров милленеалов напрочь недоделанных.

В хлам.

 

Ничего не предвещало беды.

Вечер пятницы, традиционный сериал «Один в офисе», второй сезон. Автор тупит в монитор, за окном идет снег и рота красноармейцев. Планы в эту прекрасную пору весеннюю традиционные. Тезистно  1. — пожрать культурно поужинать в ближайшем высококлассном общепите. 2. Забрать остатки ужина на завтрак. 3. Немного расслабляющей музыки с винила. 4. Сон. Но все меняется за секунду. Звонок с неизвестного номера. Мама предупреждала, не разговаривай с незнакомцами. Любопытство сгубило котика. Нажал на зеленую кнопку, решил сыграть с судьбой в русскую рулетку.  Баааааааа-баааааах! Мозг вынесен в хлам. Слава труду, через чатик. Вербально бы разорвало в клочья.

Доброе утро, клан пушистых! Котика вам в корзиночке с бантиком.