Круговорот общепита в природе.

Помнишь же «Рагу». Рэгаут по транскрипции. Началось все за здравие на Брестской. Веранда и хорошая кухня. Мордатый-бородатый кулинар из Афиши как заводила. Своими руками кулинарил и кормил с половника гостей-экспатов, которых в районе, словно у дурака махорки. Имя забыл, похож типажом на местного сыровара Сироту. Этого запомнил также по фэйсу, не влезающему в объектив. Вот что санкции с импортозамещением делают с гражданами сельхозназначения. Так вот, Рэгаут плодился до Проспекта Мира, там еще лучше, парковка под шлагбаум в лоб к веранде. Оба места в районе, ходил пешочком, радовался жизни и желудку. Но все хорошее имеет свойство схлопываться, несмотря на очевидный коммерческий успех и прикормленную супом публику. На Брестской слетел первым , одиноко пустовал, несмотря на локейшн и круговорот рядом в виде проектов мадам Кончаловски. Вместо трэша от которой сейчас расплескалась «Рыба Моя» с итальянским сомелье из ужасающей «Остерии Бьянка» Белорусская. Далее вышел в свет обреченный на провал Local People c отстойным крабкейком и жутким декором, несмотря на пробивное название. Схлопнулся быстренько, даже армяне не успели напротив открыть лучшую шарумную в городе. И вот недавно, братцы-кролики, открылось новое пристанище голодных и трезвых под незамысловатым названием Italy. Лоб не морщи и умничать перестань, не догадаешься. Питерские пришли. Одна из девятнадцати аж прям рядом с Англетером, где едал. Собственно, в культурной столице еда сетевая и без изысков. А вот дебют в столице нашей родины, с большой буквы Дэ. Стараются культурные гости, аж жуть. Меню отличное, официантки оттуда (показывает пальцем в направлении Невы). Разговорчивые и в теме глубоко, не то что местные с завернутыми лицами. Тащат ингредиенты, местным не доверяют, и правильно делают. Технологии и оборудование, все свое завезли с собой. Но самое главное, сядь и запиши. Работают не с полудня, как местные зажравшиеся, а аж с восьми утра. Нет, пасту ты не съешь, но завтраки такииииие….*причмокивает* и пашот тебе, и бенедикт, про банальные омлеты\яични даже молчу. Но самое главное не это. С самого открытия доступен бар в широчайшем ассортименте! Сказать, что это дастиш-фантастиш-зергут, значит просто промолчать. Единственный оазис в районе, летать-колотить. Если думаешь что сможешь залить в глазки в как бы круглосуточном Торро-Гриль, подумай дважды, а лучше поверь на слово. Хрен там плавал в проруби, а не ледяное Просекко в восемь. Так что мотай на ус, или завяжи узлом хвост, чтобы не забыть. Когда труба зовет и горит.

Ну наконец-то!

В городском общепите появилась водица с ценником, крайне близким к тысяче. И не какая-там-нибудь премиальная Восс из айсберга двадцати тысяч лет от роду. Простая. Из Новой Зеландии. Наверное, волшебная. С примесью Гарри Потера или чего то там более волшебного, не распробовал. По вкусу, как из-под-крана. Кому, кроме как Simple, может прийти в голову тащить хер знает от куда непонятно какую воду, за гранью моего понимания. Ну и ладно. Просто, когда заказываете водичку, смотрите на ценник. Не будьте таким беспечным, как автор.

PS. Вайн унц Краб. От цыганского табора с Никольской надежно перекрыт изгородями и жандармами. Так что можно жрать за обе щеки и кидаться в официантов крабовыми же костями.

Морковный торт.

Знаешь, где самый лучший? К бабке не ходи, Correa’s. Чтоб прям съесть, как ГМО словить (Гастрономический Микро Оргазм, (c) автора). Много лет там. Как от зубов отскакивает, где-лучшие-девчонки-у-нас-в-клубе, а торт у Корреа, который Алекс. Пожрать, даже спецом не зазорно было. Трава была зеленее, небо голубее, сладости слаще, одно но. Забил на некоторое время на десерты, дабы скинуть лишнего. Не далее как вчера, сходил за гашеком. Вымой рот с мылом, на улицу Гашека заехал, да не просто так, а к мировой системе пластиковых карт, шоб я так жил. Для тех, кто в танке мимо весь текст, остальные сразу смекнули, да Корреас-то аккурат в ихнем билдинге! Так то оно так, но есть нюансы. Внутри общепита ничего не поменялось, акромя вывески с наружи. Называется теперь ДелимаршЕ. ну летать-колотить! А торт …тыыыыыы…….дымс! Уже не торт, простите за шутку из камеди-баттл. Внешне вроде бы все то, вкус похож, но ну не то восхитительно восторженное впечатление, что раньше.

Мотай на ус. Все меняется, и ну никак не в лучшую сторону!

Устойчивый трэнд.

Импортозамещение. Все более-менее приличные заведения общепита. Не сетевые, чья то персональная радость и гордость. Мечта кормить и поить народ одного конкретного предпринимателя. Или нескольких, могучей кучки. Малый бизнес, но не простой, как у всех. Тянуть с Алибабы фуфло\барахло и загонять в три конца. Тот, в который нужно вкладывать душу. Все силы. В буквальном смысле, дневать, ночевать, переживать, сердцем болеть. Нервы наматывать в катушки. Продукты закупать, шефа искать, меню составлять, винную карту запиливать (про алкогольную лицензию так вообще молчу). Официантов учить разговаривать. Ремонт, декор, мебель, вентиляция, и ах да. То, что есть в каждой женщине. Маленькая, коричневая, сморщенная. Пипл чтоб валил и хавал. Да не просто, а за щеками трещало от удовольствия. Пальцы откусить можно было. С чего начал *мотает головой*. Да да. Мечты не сбываются. Замещаются на «хинкальные» и прочие «грузин-кузин». Никаких вдохновлений, иллюзий, ахов-вздохов и прочих соплей в сахаре о великой миссии ресторатора в большом городе. Бывший ремонт с изысками да дизайном выносится на помойку. Мебелюха топорно сколочена. Меню, набить пузо. Еда, без вкуса и упрека. Все. Кирдык. Сдается мне, возвращаются денежки, оставляемые нашими большеротыми туристами как раз в Грузии и окрестностях. Обраточка жителям центра, вокруг, если пешком, уже пятое, вдумайся, пятое «грузин\хинкал», мать их. Как тараканы, расползаются. Забивая своими хача=пурЯми все свободные и лучшие места. Что характерно, умудряются даже при таком низком ценнике на свою жратву  (Sic!) разоряться. Но не отползать, на что все надеются, а переквалифицироваться из ресторана «Ара э» в ту же кулинарию. Что делать с этим всем разочарованием, не ясно. Новиков открыл новый (извините за каламбур) «Краббер» в районе, но это просто щелчок по носу зажравшемуся «Бостону». Ни разу не попытка сломить трэнд. Эх, много лет назад (автор) сам мечтал о ресторане, был уверен в полной посадке и очереди у входа каждый день.. Если все пойдет дальше такими темпами, не сетевых точек общепита просто не останется. Мечта же сделать свой бизнес на ресторанной карте большого города будет из разряда утопии, о которой лучше не думать. Именно ресторан, чтобы все прилично, не забегаловку с шавермой или вьет кухней. Возразишь, что рынок решает? Да кукиш с маслом из лепестков роз тебе. Жрать как было нечего, так и не появилось. Особенно круглосуточно и атмосферно, уж в этом знаю толк и заявляю авторитетно.

Такие дела.

 

Давненько.

В твоем любимом уютном бложике не было ничего сладенького и до мурашек мимимишечного. Исправляюсь. Смотри, да не ослепни. «Павлова» и какао с мимими-шками. Ехал специально, именно на десерт. Забито все, яблоку негде упасть. Хипстеры *сплевывет*, пидо*расы с собачками. Клюшки, палки, мотыги в странных нарядах. Родители с грудничками, орущими почище Боинга при взлете. На фоне этого недоразумения «Гранд Кофемания», с ее пространствами и абсолютной пустотой выглядит просто храмом сладостного, тьфу, сладкого наслаждения. Но попробовать стоило, благо что, в центре, лофтовое окружение из остатков старого завода. Так что решай, что по душе, замес, чувство локтя, которым тебя толкает проходящий мимо влюбленный му*дак (два раза). Или любовь к «Павловой», что действительно хороша.

Yumbaker.

 

Йо хо хо!

Сейчас вот вечер, играет джаз с катушки. Днем мотался по подземельям, начал спонтанно. В одном на Малыша надели летние колеса. Во втором отдраили и натерли, словно фаберже. В качестве бонуса, бесплатная парковка там и тут, не, ну а че, пять баксов то не лишние (с). Вышел из второго в начале пятого. Как встал в пробку на бульваре. Посмотрел на солнышко. Да рука сама к заветной кнопке и потянулась. Катанул без крыши аж до самого офиса, что очень странно. Ну в охотку если, почему бы и нет? Вот такое открытие что ни на есть кабрио сезона. Тепло, в тонком свитере за рулем, куртка в багажнике. Отдельное спасибо буржуинским инженерам за Air Scarf, думают о людях, и это прекрасно. Картинка креветок из Па-Паэлья для привлечения внимания, умялись сегодня, будь здоров, аж за ушами трещало!

Видео в Инстаграмме.

 

Горыныч.

Зарекалась ворона говна не клевать. Автор же не ходить по модным общепитовским местам. Но, как говорится, никогда не говори «никогда». Слишком уж много «почти друзей» постят фото почти пиццы с буратой да и трюфелем, скорее маслом. Интересно, никогда не пробовал. Локейшн, однако близок, бульвары. Можно дойти пешком, ок, ок, вот только не нужно изображать из себя героя перед читателями. Честная одна остановка на метро. Здание центрального рынка, что проезжал сотни раз всегда в строительных лесах, о чудо, неужели откупорили бомбоубежище? Напоследок, но не в последнюю очередь, будоражущие слова «Белый Кролик» да Мухин, местный «Джимми-мать-его-Оливер». Сказано-сделано. Тем более, шаббат на дворе. Резервов не делают рестораторы принципиально, мол, по мере заполняемости пространства. Отлично, что значит категорическое «нет» полной посадке. Гуляй, рванина! Дальше все на букву Бэ. Боль. Начинается с момента погружения в подземелье центрального рынка. Народная тропа не зарастает в узкую створку, дверку, как в метро. Одну. Не будем о грустном, но, знаете ли, если народные массы, да внезапно вдруг наружу…брррррр.. Сразу же фудкорт, что в торговых центрах, но без окон, хипстеры и прочий молодняк забили все возможные углы и жрут (простите за язык с улиц) с руки. Хруст, запах, чувство локтя. Так что, если вдруг, с тобой спутница, да и не простая, а в хорошей шубе. Быть беде, уж поверь. Путь к Горынычу лежит наверх. В лифте. Лакшери, блестящем, но. Скромных размеров. С остановками. В него, догадался, что? Очередь. Забудь о печальном одиночестве в огромных кабинках «Смоленского пассажа» на подступах в White Rabbit. Здесь все по-простому. Лифт битком (нецензурно выражается). Причем, к публике, что в ресторацию, расфуфыренной, замешивается те, кто просто на второй этаж попИсать. Прекрасная спайка буржуазии и пролетариата в пролёт. На один этаж. Демократические ценности, чувак, да еще и европейские. Чем не повод потереться засаленной куртенью о крокодиловую дубленку напыщенного хачмана, ой, извините, конечно же лица кавказской национальности. Кабинка прибывает на третий, и дальше начинается все, как в очень плохом кино. Предбанник узок, словно кривая тропинка в сугробе. Двум компаниям, что на вход и чекаут, не развернуться. Столы пустые, но, хостесс, блонда-коряга, всех рассадит за бурную стойку, и забудет *отрешенно машет рукой». Нет, бывалый хрон решит проблему на ходу, щелчком пальцев, но. Честное пионерское, хотелось посмотреть, как в заведении товарища Мухина обслуживают обычную публику, с улицы. Таких, как мы. Знаешь, как? Х*уево. Требуется сорок минут сидеть за деревянной барной стойкой, под тепловатое просеко. Три подхода к хостесс (спокуха, не сам, не сам). Чтобы выделили наконец-то пустой стол, напомню, не резервируют. Что тут сказать без мата, даже не знаю. Кухня. Братцы, замороченная. Картоха в мундире, то бишь, в открытом огне с кожурой. Плюс угорь. Пицца с бураттой, вышеупомянутая. Ну да, интересно, не вот чтобы «Ах!» да ГМО (Гастрономический Микро Оргазм) (с) автора. Попробовать разок. Покивать головой. Да и забить. Обслуживание, его как такового нет, стиль «фьюжн», «поймай своего официанта, если сможешь». Но. Кромешный ад начинается, когда трапеза заканчивается. Автор, он счастливчик. Столик был в нужном месте в нужном зале. Во втором же горе-рестораторы умудрились разместить открытую кухню с печкой для пиццы с открытым же огнем, раз. Печью для выпечки хлеба с не менее открытым, два. Догадался, или продолжать? Никакая вентиляция, хот двигатель от Сухого Суперджет. Не способна вывести «всюэтувонь» так, чтобы не чувствовалось ни зги. Многократно доказано печальным опытом первопроходцев «Dantes» (RIP). Так вот, граждане-товарищи! Берегите верхнюю одежду. Хранится она на открытых вешалах, как раз в промежутке между двумя залами. Служит фильтром дополнительной очистки воздуха. Кашемир водолазки пропитывается на раз-два, покамест собираешься. Владелицам шуб можно сказать кратко и емко. «Не свезло». Если уж собираться в «Горыныч», то во всем пластиковом, либо сразу в химчистку опосля. Утрамбовывание в лифт для окончательного решения вопроса, нет, не того. «Больше никогда!». Напоминает…..газовую камеру. С крематориями и механизированным транспортом.

Вот так, спозаранку.

Продираешь глаза с утра. Внезапно осознаешь, что за окном снег, а у лучшего друга Плюши — день рождения. Автор ж рожден, чтобы сказку сделать былью. Пора отскабливать фэйс, закатывать рукава, да и приниматься за нелегкую эту работу. Тяжелую. Порой, невыносимую. Но, чертовски приятную! Картинка, а именно вчерашний стол в «Воронеже», исключительно для привлечения внимания.

Хотя, чего можно ожидать от еврейского ресторана?)) На заборе ведь тоже х# уй написано. Рукой трогаешь, доска доской. Занозу можно посадить на раз-два.

 

Устал.

Казалось бы, пи#здИть..нет. Ходить на встречи с людьми в футлярах, не мешки ворочать. Не просто сидеть в уголке да помалкивать. А именно шевелить финансистов от слова фи. Пламенные речи толкать за цифровизацию всего и вся. Не так, пальцем в небо, «умрут банки или останутся», вот в чем вопрос. Исключительно в конкретной плоскости, «мы вам речитатива, а вы нам че мазать на черный хлеб» (с). Времечко летит, братцы-кролики, при таком раскладе, словно на ускоренной перемотке. Щелк-щелк, недоуменно смотришь на табло терминала паркомата в одиозном подземелье. Сколько-сколько? Я что, действительно оставил Кабана на пять с половиной часов?? Не может же быть! Менеджер мойки, столь же одиозной, где квадратному животному устраивают спа процедуры каждую неделю. Отчего выглядит покруче автора… Потыкал пальцами бумажный талон с разных сторон внутрь равнодушной железяки, без всякого эффекта. С умным выражением выдает, «Ага! Но платите-то вы за три!». И то радость. Хотя, в пять часов входит и прогулка по любимой Мясницкой. Ничего так днем, солнышко, девчушки в колготках при комфортных минус семь. Совсем не весело вечером, сумрак и минус пятнадцать, яйца, извините, девочки, самая важная часть организма начинают слегка позвякивать при ходьбе. Ну, а таки что вы хотели, в советском союзе была выигрышная комбинация «двое носков-двое трусов». Работало, не то, что нынешние Лоро-Пьяно, привет, Зануда! Забежал поужинать в испанский, о майн гот, ресторанчик «Папа-элья», все чин-чином, с шефом знаком, поздоровался, сбивая сосули с носу. Вымутил моментом стол на четверых, это вам не Барса окаянная, гуляй-не-хочу. Все бы хорошо, только вот за столиком сзади шел корпоратив работниц школьного образования. По-простому, училок. Взрослых, словно Лев Толстой. Широких, словно, харизма автора. Шесть дам распивали домашнее вино, параллельно пригубляя радости человеческого общения. Плюсы очевидны. Это вам не бухгалтерши, после двух бокалов превращающихся в шальных императриц с голосами Зыкиной с ангиной. Все чинно-благородно, уровень громкости не повышаются, мы ж в приличном обществе. Зато контент, товарищи-граждане, закачаешься! Стоило расслабиться, слегка даже поработать, а не просто запихать пищу в топку, да рысцой по космическому холоду. Узнал для себя новое слово «синичник». Скворечник, как бы. Всегда думал, что для всех птичек, а вот и дуля. Выкуси-накуси. Век живи, что дам далее? Завершу повествование на позитивной ноте. В Папа-Элье отличнейшие аргентинские креветки с ароматом кокоса (здорово сострил, сам себе зачот в зачотку). По понедельникам порция увеличивается ровно в три раза до весомого кило. Не пропустите. Находится гастрономический рай на месте бывшего «Большого кафе Артемия Лебедева», жуткой дыры, как и весь его дизайн. Слава труду, накрылось медным испанским тазом.