Йо хо хо!

Сейчас вот вечер, играет джаз с катушки. Днем мотался по подземельям, начал спонтанно. В одном на Малыша надели летние колеса. Во втором отдраили и натерли, словно фаберже. В качестве бонуса, бесплатная парковка там и тут, не, ну а че, пять баксов то не лишние (с). Вышел из второго в начале пятого. Как встал в пробку на бульваре. Посмотрел на солнышко. Да рука сама к заветной кнопке и потянулась. Катанул без крыши аж до самого офиса, что очень странно. Ну в охотку если, почему бы и нет? Вот такое открытие что ни на есть кабрио сезона. Тепло, в тонком свитере за рулем, куртка в багажнике. Отдельное спасибо буржуинским инженерам за Air Scarf, думают о людях, и это прекрасно. Картинка креветок из Па-Паэлья для привлечения внимания, умялись сегодня, будь здоров, аж за ушами трещало!

Видео в Инстаграмме.

 

Горыныч.

Зарекалась ворона говна не клевать. Автор же не ходить по модным общепитовским местам. Но, как говорится, никогда не говори «никогда». Слишком уж много «почти друзей» постят фото почти пиццы с буратой да и трюфелем, скорее маслом. Интересно, никогда не пробовал. Локейшн, однако близок, бульвары. Можно дойти пешком, ок, ок, вот только не нужно изображать из себя героя перед читателями. Честная одна остановка на метро. Здание центрального рынка, что проезжал сотни раз всегда в строительных лесах, о чудо, неужели откупорили бомбоубежище? Напоследок, но не в последнюю очередь, будоражущие слова «Белый Кролик» да Мухин, местный «Джимми-мать-его-Оливер». Сказано-сделано. Тем более, шаббат на дворе. Резервов не делают рестораторы принципиально, мол, по мере заполняемости пространства. Отлично, что значит категорическое «нет» полной посадке. Гуляй, рванина! Дальше все на букву Бэ. Боль. Начинается с момента погружения в подземелье центрального рынка. Народная тропа не зарастает в узкую створку, дверку, как в метро. Одну. Не будем о грустном, но, знаете ли, если народные массы, да внезапно вдруг наружу…брррррр.. Сразу же фудкорт, что в торговых центрах, но без окон, хипстеры и прочий молодняк забили все возможные углы и жрут (простите за язык с улиц) с руки. Хруст, запах, чувство локтя. Так что, если вдруг, с тобой спутница, да и не простая, а в хорошей шубе. Быть беде, уж поверь. Путь к Горынычу лежит наверх. В лифте. Лакшери, блестящем, но. Скромных размеров. С остановками. В него, догадался, что? Очередь. Забудь о печальном одиночестве в огромных кабинках «Смоленского пассажа» на подступах в White Rabbit. Здесь все по-простому. Лифт битком (нецензурно выражается). Причем, к публике, что в ресторацию, расфуфыренной, замешивается те, кто просто на второй этаж попИсать. Прекрасная спайка буржуазии и пролетариата в пролёт. На один этаж. Демократические ценности, чувак, да еще и европейские. Чем не повод потереться засаленной куртенью о крокодиловую дубленку напыщенного хачмана, ой, извините, конечно же лица кавказской национальности. Кабинка прибывает на третий, и дальше начинается все, как в очень плохом кино. Предбанник узок, словно кривая тропинка в сугробе. Двум компаниям, что на вход и чекаут, не развернуться. Столы пустые, но, хостесс, блонда-коряга, всех рассадит за бурную стойку, и забудет *отрешенно машет рукой». Нет, бывалый хрон решит проблему на ходу, щелчком пальцев, но. Честное пионерское, хотелось посмотреть, как в заведении товарища Мухина обслуживают обычную публику, с улицы. Таких, как мы. Знаешь, как? Х*уево. Требуется сорок минут сидеть за деревянной барной стойкой, под тепловатое просеко. Три подхода к хостесс (спокуха, не сам, не сам). Чтобы выделили наконец-то пустой стол, напомню, не резервируют. Что тут сказать без мата, даже не знаю. Кухня. Братцы, замороченная. Картоха в мундире, то бишь, в открытом огне с кожурой. Плюс угорь. Пицца с бураттой, вышеупомянутая. Ну да, интересно, не вот чтобы «Ах!» да ГМО (Гастрономический Микро Оргазм) (с) автора. Попробовать разок. Покивать головой. Да и забить. Обслуживание, его как такового нет, стиль «фьюжн», «поймай своего официанта, если сможешь». Но. Кромешный ад начинается, когда трапеза заканчивается. Автор, он счастливчик. Столик был в нужном месте в нужном зале. Во втором же горе-рестораторы умудрились разместить открытую кухню с печкой для пиццы с открытым же огнем, раз. Печью для выпечки хлеба с не менее открытым, два. Догадался, или продолжать? Никакая вентиляция, хот двигатель от Сухого Суперджет. Не способна вывести «всюэтувонь» так, чтобы не чувствовалось ни зги. Многократно доказано печальным опытом первопроходцев «Dantes» (RIP). Так вот, граждане-товарищи! Берегите верхнюю одежду. Хранится она на открытых вешалах, как раз в промежутке между двумя залами. Служит фильтром дополнительной очистки воздуха. Кашемир водолазки пропитывается на раз-два, покамест собираешься. Владелицам шуб можно сказать кратко и емко. «Не свезло». Если уж собираться в «Горыныч», то во всем пластиковом, либо сразу в химчистку опосля. Утрамбовывание в лифт для окончательного решения вопроса, нет, не того. «Больше никогда!». Напоминает…..газовую камеру. С крематориями и механизированным транспортом.

Вот так, спозаранку.

Продираешь глаза с утра. Внезапно осознаешь, что за окном снег, а у лучшего друга Плюши — день рождения. Автор ж рожден, чтобы сказку сделать былью. Пора отскабливать фэйс, закатывать рукава, да и приниматься за нелегкую эту работу. Тяжелую. Порой, невыносимую. Но, чертовски приятную! Картинка, а именно вчерашний стол в «Воронеже», исключительно для привлечения внимания.

Хотя, чего можно ожидать от еврейского ресторана?)) На заборе ведь тоже х# уй написано. Рукой трогаешь, доска доской. Занозу можно посадить на раз-два.

 

Устал.

Казалось бы, пи#здИть..нет. Ходить на встречи с людьми в футлярах, не мешки ворочать. Не просто сидеть в уголке да помалкивать. А именно шевелить финансистов от слова фи. Пламенные речи толкать за цифровизацию всего и вся. Не так, пальцем в небо, «умрут банки или останутся», вот в чем вопрос. Исключительно в конкретной плоскости, «мы вам речитатива, а вы нам че мазать на черный хлеб» (с). Времечко летит, братцы-кролики, при таком раскладе, словно на ускоренной перемотке. Щелк-щелк, недоуменно смотришь на табло терминала паркомата в одиозном подземелье. Сколько-сколько? Я что, действительно оставил Кабана на пять с половиной часов?? Не может же быть! Менеджер мойки, столь же одиозной, где квадратному животному устраивают спа процедуры каждую неделю. Отчего выглядит покруче автора… Потыкал пальцами бумажный талон с разных сторон внутрь равнодушной железяки, без всякого эффекта. С умным выражением выдает, «Ага! Но платите-то вы за три!». И то радость. Хотя, в пять часов входит и прогулка по любимой Мясницкой. Ничего так днем, солнышко, девчушки в колготках при комфортных минус семь. Совсем не весело вечером, сумрак и минус пятнадцать, яйца, извините, девочки, самая важная часть организма начинают слегка позвякивать при ходьбе. Ну, а таки что вы хотели, в советском союзе была выигрышная комбинация «двое носков-двое трусов». Работало, не то, что нынешние Лоро-Пьяно, привет, Зануда! Забежал поужинать в испанский, о майн гот, ресторанчик «Папа-элья», все чин-чином, с шефом знаком, поздоровался, сбивая сосули с носу. Вымутил моментом стол на четверых, это вам не Барса окаянная, гуляй-не-хочу. Все бы хорошо, только вот за столиком сзади шел корпоратив работниц школьного образования. По-простому, училок. Взрослых, словно Лев Толстой. Широких, словно, харизма автора. Шесть дам распивали домашнее вино, параллельно пригубляя радости человеческого общения. Плюсы очевидны. Это вам не бухгалтерши, после двух бокалов превращающихся в шальных императриц с голосами Зыкиной с ангиной. Все чинно-благородно, уровень громкости не повышаются, мы ж в приличном обществе. Зато контент, товарищи-граждане, закачаешься! Стоило расслабиться, слегка даже поработать, а не просто запихать пищу в топку, да рысцой по космическому холоду. Узнал для себя новое слово «синичник». Скворечник, как бы. Всегда думал, что для всех птичек, а вот и дуля. Выкуси-накуси. Век живи, что дам далее? Завершу повествование на позитивной ноте. В Папа-Элье отличнейшие аргентинские креветки с ароматом кокоса (здорово сострил, сам себе зачот в зачотку). По понедельникам порция увеличивается ровно в три раза до весомого кило. Не пропустите. Находится гастрономический рай на месте бывшего «Большого кафе Артемия Лебедева», жуткой дыры, как и весь его дизайн. Слава труду, накрылось медным испанским тазом.

Салюмерия.

Парни. Парпаделли с белыми грибами и лососем. Отвал башки. Можно положить партбилет на стол. Продать пионерский галстук. Откусить пальцы. Пробуйте. Это Патрики, детка. Не припаркуешься, зато пробежаться на морозе полезно, растрясти съеденное.

Суббота.

Пешочком. Под легким снегопадом. По нечищеным дорожкам. Скорее, даже тропинкам. Открывая новый маршрут. К Патрикам. Честное пионерское, ногами ни в жисть до. Странно, с учетом того, что расстояние смешное, хотя нет. Сравнимое с традиционным походами. Карты так легли, захотелось чего-то нового. Последний раз был недели полторы назад, за рулем. Угадаешь? Припарковался за пятнадцать минут пешком, собственно столько, как и от дома. Перед этим намотав по району пять кругов. Повезло несказанно, что решил подождать местную жительницу-гражданку, вяло ковырявшую детским совочком сугроб со светом фар. Знаешь что? Понравилось. Несмотря на то, что не чистят от слова «ничего». Кое-где снежная масса по-щиколотку, но разве запугать такими мелочами человека, гордо носившего звездочку октябренка с молодым Ильичем по центру. Разошелся до того, что добрел аж до бульваров в Remy Kitchen. Подают там #охрененновкусную картоху с небольшим вкраплением осьминога. Отличный заряд энергии, чтобы проделать путь в обратном направлении. Пробуйте!

Уже среда, правда?

Официальные выходные прошли под эгидой гастротура. Или, как бы это выразить изысканней, тернистой дорогой столичного многострадального общепита. Новиков представлен бестселлерами «Рыбы нет» и «Клево», взаимно дополняющими друг друга. Приз за локацию отхватывает с огромным отрывом Beef Рояль, с ложей, где можно курить (чорт-чорт). Певицей Дубцовой с пэтэушным репертуаром и вполне себе голосом. Да и скамеечкой у подъезда в Молочном переулке. Куда вдруг неожиданно подваливает кортеж из трех автомобилей, человек десять с лихом свиты, ведущего одного персонажа в состоянии «почти мясо» куда-то в покои, выглядит фантасмагорически и абсолютно бесполезно. Где-то затесались Wine&Crab да Torro на белой площади, районе вылетов эскадрильи. Как ни странно, с вполне себе вкусным филе миньоном, практически не уступающему тому, что в рыбе.

Которой нет.