Выходные. Часть два.

Не то, чтобы пронеслись, как на перемотке. Вжух, бац, бум-барабум, и просыпаешься себе в рабочей одежде на неделе. С учетом того, что уже вторые в таком же ритме, разум говорит, т.е шепчет,  «как бы пора притормозить, братуха». Уж слишком все похоже на хиперлуп, в первых фантазиях товарища Маска. Ок, ок, гугл, палец нажимает на кнопку «пауза» и получает результат. Сбавляем обороты, откручиваем реостат в сторону знака минус. Но никто и никогда не поверит же, что в гости заглянул одиозный персонаж Закс из конференции БМВ, не буду говорить, где. Не видел паренька (хотя, какой там, взрослого) с момента, как ездил на глазастом, а такое случалось в жизни автора *краснеет*. Все как обычно, вынесли напрочь весь винный фридж, ну или хьюмидор, кому как краснее. За терками про ярд живыми деньгами в евро на расчетных счетах, и никакого блокчейна вперемешку с биткойном, исключительно животворящий кэш. Автор ж кремень, с учетом того, что перед вакханалией заглянул в гости другой прошаренный персонаж, весь на ЗОЖе да худой, словно жердь. Терли о тактических планах, и, на минуточку, с полной выкладкой, никакой слабины. Нет, ну а чо, нервы у автора, словно канаты, а харизмы, в пору четверым нести. Был бы голос, еще б потом пошел да в Олимпийский, спел & сплясал на радостях. Отдельная благодарность евреям, вино приносящим, в самый последний момент, когда не надеешься. Малому бизнесу в виде сырного корнера (читай-холодильника) с вкуснейшей бураттой и умопомрачительным чеддером трехлетней выдержки, это уже армяне. И напоследок, но не в последнюю очередь, узбекам рядом со всем вышеперечисленным за томатто. Вот такие чудеса творятся в центре столицы, а вам бы все про футбол. И ах да, отдельная номинация «Азбуке» за фридж с  шэ\пэ гранде резерве (имя производителя вычеркнуто). Красную икру в другом фридже и яйца, куриные, в компактной упаковке, дабы замастырить яичницу под все вышеупомянутое в морнинг афтер. Ну и погоде за то, что не подвела.

Такие дела, меховые мешочки. Радуйтесь счету на табло. Электронном.

 

Воскресенье. День веселья.

Встреча в самом центровом центре, Никольская. Погодка шепчет. Солнышко греет. Смотришь в яндэкс-навигатор, семь минут езды кажет, чертяка. Отлично. Зер гут! Запрыгиваешь такой дерзкий, в кабриолет. Врубаешь Кайнэ, как раз трэк стоит «Дьявол в новом платье». Действительно, за семь минут прохватываешь до Метрополя, никаких тебе пробок, ну чуть сгущается, время есть, реласк. На повороте, что к Гранд-Кофемании, куда прям нырнуть. Стоит себе Карлссон в сером. Да ну, сотрудник ГИБДДNow, машет палочкой, словно пропеллером. Мол, не задерживайтесь, товарищи-граждане, продолжайте движение в нужном направлении. Чорт. Чорт. К Карлссону уже стоят в очереди три бедолаги со скорбными лицами и протянутыми ладонями, «мол, дяденька, пустите, очень надо». Ненавижу. Ладно, можно на следующем направо, к Красной Площади что, там бросить машину, и пешком. Все худо от слова Х. Вместо серого человечка прилипла к брусчатке оранжевая поливалка. Аккурат поперек вектора движения. Несчастных, как сам, набирается очередь, разворачивающаяся вниз. Да и тут незадача. В «Зарядье» сверкающие толпы в спортивных трусселях. Поворот направо, куда нужно в надежде «уж как нибудь» надежно перекрыт оранжевой же бронетехникой. Кривая вывозит настолько далеко от Никольской, насколько может развиваться самый плохой сценарий. Зопа. Нужно что-то делать, а нечего. Поток уводит на бульвары, что грозит бутылочным горлышком и пробковым тупиком. Единственное решение, вдаль, к кольцу. Туда, где печали. Ну а что делать? (с). Да ничто. Разворот на Сахарова, прямиком в подземелье на Мясницкой. Пешочком наверх, и как там, по-фински? По-пис-то-ва-ли. На своих двоих. Вниз, к Лубянке. Туннель, где печали в виде пыли, таджики день и ночь точат камень болгаркой, женой болгарина. Тороплюсь, тики-так, солнце, жарко, пыл und пот, что-что? Полчаса назад же был прям здесь, радостный, в родстере, со снесенной крышей да под Кайнэ? Де-жа-вю со знаком минус. А все из-за бегунов. О спорт, ты мир, ради бегового движения перекроем городу кислород! Руки, б#%дь, вывернем! Даешь марафон-шмарафон, чтоб все остальные сдохли. Я не против любого хобби. Нравится дрочить – хоть двумя руками. Бухать, да оббухатесь хором Пятницкого. Вязать, обвяжите весь мир по экватору крючком. Только вот, не нужно мешать другим. Нравится бегать – снимите Лужники, да по кругу до потери пульса. Ладно, по-другому. К примеру, сам люблю вино. К гадалке не ходи, таких любителей, и в категории «профи» в разы больше, чем бедолаг, думающих ногами. В кроссовках. Вот бы *мечтательно* закатать марш по Тверской, под эгидой Ридель и родных винных дистрибуторов. Идти под джаз, подпевать Синатре, да делать чин-чин, как душа захочет. «Бегущими сердцами» эту красоту не назвать. А вот «Поющими душами», запросто. Пьющими, или.

I think I’m paranoid. And complicated.

Перестали работать два настенных светильника. Теплых и по-настоящему ламповых накаливания. Одномоментно. Включаются по-одиночке. Беда не велика, если бы не великое (простите за каламбур) искусство кино. Включаешь, и под их нежный свет. Опускаешь экран. Раскачиваешь проектор и стерео. Включаешь диск, да да, не Эпплтиви или что то там стремно-стримовое. И как пошел выхлоп, выключаешь. Гаснут плавно, хотя и без реостата. Привык именно так. Когда приспичило посмотреть концертник, вот тебе на. Нихтарбайтен. Хочешь-не хочешь, пришлось все предварительные ласки делать под холодным светодиодным освещением, что не так греет сердце от слова «совсем». По утру решил разобраться. Предпосылка проста. Единственный косяк в квартире-электрика. Выключателей очень много. Иногда аж по шесть в ряд. Коммутировали их армяне, и вышло, к бабке не ходи, хаотично. Случайно заденешь один у окошка, и большой свет не включишь. Штора не раздвинется с пульта. Такой вот путь. Мысль простая, где-то задел случайно выключатель. Возможно, в другой комнате. Начался марафон «угадай мелодию». Выигрышную комбинацию. Там нажал, в другом месте попробовал. Давай уже, будь умным, спроси про лампочки. Одна, так сдохла. Отвинтил, заменил на новую. Последнюю. Светить должно, но. Ноль, нульсен. Провозился, промучился. Плюнул. Забил. Может, контакты отошли где, контур нарушился. Автоматы тоже проверял, будь спок, не занудствуй, как штыки торчат. Мысль свербила. Не давала покоя весь день. Ну как же так. Все работало. Лампа новая. Нигде не коротит. И хлобысь, оба светильника мимо. Чертовщина какая-то. Дом старинный, с привидениями. И вот на тебе, иногда не включаю неделями. Но как раз из эШэШаЙ привалила посылочка с только что вышедшими релизами на БлюРэй… просто рвущимися не на телек. А на большой экран. Пришел вечером. Уставший. Вывернул лампу из работающего светильника в спальне. Ввернул вместо новой. Ты-не поверишь! Елочка зажглась. Мораль? Все три лампы, в том числе, что достал из коробочки, были дохлые. Вероятность настолько мала, как повстречать девственницу в борделе с роботами. Но иногда случается.

.

Раньше в обязательном порядке строчил вам по статейке в день. Девиз писателя с большой буквы Пэ — «ни дня без строчки». Тем более, что поделиться есть чем, и даже через край. Хорошо, часть текста выел инстаграм, бла-бла-бла-тра-та-та, одна картинка стоит тысячи слов, видео, да так под миллион. Цифровая трансформация, в какое время живем, задумайся, чувачок. Но. Если ранее, были потуги на беллетристику, рассказы о чувствах, переживаниях, любви. Другу Кабану, покойному. Обещал настучать рассказ о капитане подводной лодки, волновал в определенные моменты жизни. Вопрос экосистемы в замкнутом пространстве, ладно, не буду умничать. Как один человек может быть богом, ну или минус. Для всей команды. В которой полно крыс, х*уесосов (простите за испорченный русский, людишек, спустя рукава). Вести все это биомассо к заветной цели, ну иногда к всеобщему коллапсу и трансформации в постоянную зиму. Спич про субмарины с атомным-щматомным и принципиальной возможности запустить все самому. Ну, знаешь ли, это сейчас там квантум-блокчейн-шаверма-гриль. Раньше, все было на теплых радиолампах. Продвинутый радиолюбитель с общим пониманием и паяльником в мозолистой руке вполне мог забабахать пуск баллистической ракеты из-под водных пучин. Электроника, наука о контактах, не нетворкинг. Где чуть подпаять. Вкорячить прямонакальный триод. На скрутках провода, ежели закончилась канифоль. Херак-херак, и огромная титановая (или из колготок) сигара с цепной реакцией летит в продакшн. Слава труду и КПСС, пронесло. Сейчас все посложнее будет, и по собственным прогнозам. Субмарины все текущей постройки пойдут прямым ходом на переплавку в доменные (правильно сказал)? Печи завода «Серп унд Молот». Команды в сотни человек на биржу ручного труда. Смекаешь, старичок? Роботы и искусственный интеллект. Наше все. Нафига, эскюз май френч, гадать нам всем, что там в голове у капитана. Секса нет годами, жизнь в панели, жена со скалкой, когда рядом «нажми на кнопку». И войдешь в историю, как та официанка, что сделала блоуджлоб Джимму Моррисону . Джеку Николсону. Ладно, Билли Айдолу, на худой конец, простите за каламбур. Все должно управляться с пульта, и ни в коем случае не человеком, как ти-ви. А то, знаешь ли, вольет в душу полкило, и задумается, а не х*уякнуть ль? Уже стар, свое отжил, биохакинг, как отрыв башки от дряхлой тушки и пересадки в новую, маячит где-то-там. А жить то надо прям вот таки сейчас, да и на полную катушку. Але. Начал про любовь, а закончил, не пойми где. Пеплом.

Такие вот дела. Пищите.

Устойчивый трэнд.

Импортозамещение. Все более-менее приличные заведения общепита. Не сетевые, чья то персональная радость и гордость. Мечта кормить и поить народ одного конкретного предпринимателя. Или нескольких, могучей кучки. Малый бизнес, но не простой, как у всех. Тянуть с Алибабы фуфло\барахло и загонять в три конца. Тот, в который нужно вкладывать душу. Все силы. В буквальном смысле, дневать, ночевать, переживать, сердцем болеть. Нервы наматывать в катушки. Продукты закупать, шефа искать, меню составлять, винную карту запиливать (про алкогольную лицензию так вообще молчу). Официантов учить разговаривать. Ремонт, декор, мебель, вентиляция, и ах да. То, что есть в каждой женщине. Маленькая, коричневая, сморщенная. Пипл чтоб валил и хавал. Да не просто, а за щеками трещало от удовольствия. Пальцы откусить можно было. С чего начал *мотает головой*. Да да. Мечты не сбываются. Замещаются на «хинкальные» и прочие «грузин-кузин». Никаких вдохновлений, иллюзий, ахов-вздохов и прочих соплей в сахаре о великой миссии ресторатора в большом городе. Бывший ремонт с изысками да дизайном выносится на помойку. Мебелюха топорно сколочена. Меню, набить пузо. Еда, без вкуса и упрека. Все. Кирдык. Сдается мне, возвращаются денежки, оставляемые нашими большеротыми туристами как раз в Грузии и окрестностях. Обраточка жителям центра, вокруг, если пешком, уже пятое, вдумайся, пятое «грузин\хинкал», мать их. Как тараканы, расползаются. Забивая своими хача=пурЯми все свободные и лучшие места. Что характерно, умудряются даже при таком низком ценнике на свою жратву  (Sic!) разоряться. Но не отползать, на что все надеются, а переквалифицироваться из ресторана «Ара э» в ту же кулинарию. Что делать с этим всем разочарованием, не ясно. Новиков открыл новый (извините за каламбур) «Краббер» в районе, но это просто щелчок по носу зажравшемуся «Бостону». Ни разу не попытка сломить трэнд. Эх, много лет назад (автор) сам мечтал о ресторане, был уверен в полной посадке и очереди у входа каждый день.. Если все пойдет дальше такими темпами, не сетевых точек общепита просто не останется. Мечта же сделать свой бизнес на ресторанной карте большого города будет из разряда утопии, о которой лучше не думать. Именно ресторан, чтобы все прилично, не забегаловку с шавермой или вьет кухней. Возразишь, что рынок решает? Да кукиш с маслом из лепестков роз тебе. Жрать как было нечего, так и не появилось. Особенно круглосуточно и атмосферно, уж в этом знаю толк и заявляю авторитетно.

Такие дела.

 

Кот кота.

Миша, друг мой ситный. Сейчас размазался на радуге, и традиционно взирает на нас всех с высоты. Как на говно, конечно, в этом аспекте без изменений. Хотел написать некролог, опубликовать в «Ведомостях». Создать визуальный ряд, поднять из архивов все знаковые фоточки. Где наглое животное прижимался к женской груди. Понял, что пустое. За последний год с небольшим Миша очень сдал. Похудел в разы. Перестал двигаться. Безудержно рвало на родину, пардон муа, на ковер. Что доставляло массу неприятностей матушке, пожилому человеку. Кому забот полон род без этих выкрутасов. При каждом визите в «Этнографическую Деревню Бибирево», где знаменитое животное коротало последние деньки. Ловил себя на мысли, что пора меховому мешку туда *показывает пальцем вверх*. Прогулы уже ставят. Радости не доставляет происходящее, исключительно страдания. Словом, свыкся с неизбежным. Посему особой трагедии и мук не испытывал, воспринял произошедшее спокойно, как неизбежное. С облегчением, отчасти. Отмучился знаменитый кот. Пожил, надо заметить, всласть. Далеко не каждому индивидууму так может свести. Долгое время у мохнатого была своя комната в роскошной московской квартире (хе-хе). После, веселуха в «Сумеречной Зоне» в теплой компании ТЖ, где(покойный) испытал на себе все прелести качественных расширителей сознания. Растительного и синтезированного происхождения. Эх, хорошо пожил Миша, семнадцать лет почти непрерывного удовольствия, любви и радости *вытирает скупую мужскую слезу рукавом*. Миру будет не хватать тебя, Мишустик. Выразительный же взгляд наглокота навечно в интенетах. И нашей памяти.

Ничего не выкладывал.

Никуда. Траур, как-никак. Но, жизнь продолжается. Весна, лупит так, что сшибает с ног. Не далее, как сегодня, банкиры-звери, замутили встречу в девять утра. Напоминаю, что именно в это время автор спит без задних ног, с большим пальцем во рту. Но, надо-так-надо. По обыкновению, вышел из дома впритык, хотя очень-очень люблю пунктуальность, честное пионерское. Парочка остановок на метро, пешочком по Мясницкой, бодро, не отвлекаясь. Все прекрасно, час-пик, какой-то не советский прямо, везде есть личное пространство. Ты не поверишь, но все закончилось быстро, в начале одиннадцатого оказался у Политехнического музея, где зависал в детстве. Оглянулся. Братцы-кролики, это просто отвал башки. В это время максимум чашку кофе под винил с глазами, куда впору спички ставить… А тут, солнце красит нежным светом. Все лишнее навесное запихнул в рюкзак — перчатки, шапку-ушанку с кокардой. В уши воткнул втычки без проводов с музоном из восьмидесятых, и летящей походкой.. аж до метро «Цветной Бульвар». Дастиш просто восхитительный фантастиш! До дома б дошел, главное, вернуться в сознание, да во время остановиться.

Видео смотрите в Инстаграмме, выкатил Малыша по такому поводу, запылился, красавец. Последний раз видел он свет белый на съемке ответки Маску в космосе. Напротив небывалой скалы из снега, да и автор там красавчик, в каске. Что сейчас болтается в багажнике, как ромашка в проруби.

Долить жидкость стеклоомывателя.

В Кабана. Маленькое приключение. Забивать и заниматься этим на мойке, как обычно и происходит, упадничество. При такой-то весне мыться то еще удовольствие, а вот остаться с грязным стеклом на скорости не здорово. Особенно, когда от соседних транспортных средств грязи валит, как от стада свиней. Так что нужно обшарить весь офис два раза по кругу, чтобы найти ее, заветную. Пустую двухлитровую бутылку от коки. Собраться, завязать шарф, радостно пойти в уборную, чтобы обнаружить модные раковины. Не предназначенные ни капли под заполнение емкостей такого формата. В обратку, снять верхнюю одежду, забрав предварительно увиденную на-половину отрезанную бутыль. В нее набираешь из-под крана. Переливаешь в узкое горлышко, и так два с половиной раза. Выходишь на парковку все же довольный, обнаруживая, что правый бок притерт к сугробу впритык, не открыть. Именно в кармашке правой двери отдыхают перчатки для грязной работы. Забираешься на водительское сиденье, перекатываешься, пытаясь достать. Попробуй, если представиться возможность. Ключевой момент, глубина кармана. Двумя пальцами из последних сил, распластавшись на перегородке между кресел. Ладно, чуть помучиться с открытием капота, и, держа бутылку за самое днище, пытаясь попасть в  узкое заливное горлышко. Умные парни из Штутгарта расположили его максимально близко к стеклу. К бабке ходить не нужно, все нормальные люди заливают сбоку, не притертого к сугробу. Случайно окинув взглядом двигатель, обнаруживаешь с левой стороны железяку. Инородного происхождения. Успевшую чуть проржаветь. Нет, ну а таки что ви хотели? Никаких жалоб, «мол, что-то гремит неизвестно где во время движения». Все потому, что это командирская машина. В ней обязано что-то греметь по-умолчанию. Пламенный привет же передается работникам сервисного обслуживания «Мерседес-Беляево». Отличным инструментом пользуетесь, да и культура труда поставлена на пятерку!

Ты не поверишь, но.

Судьба, злодейка, дергает людей за нитки, как кукол. Может забросить к морю, а может и в горы. Только вот никакого Куршевеля и прочих там Альп. Ной и Арарат, только хардкор! Пара дней в Армении, божечки-кошечки. Растекаться словом по древу не буду, факты, сухие, словно суджук. Прилетаешь усталый, в ночи. Хочется быстро на горшок, да спать. Аэропорт, муха не подточит, новый да красивый. На паспортном контроле кабинок двадцать, очередь разлетается, словно пули из говна, извините, пулемета «Максим». Пустынный зал перед выходом, стойка официального такси, мол, самое лучшее. Спрашиваю у девчушки, мол, сикока до «гранд-отеля». Магические слова, котики! Глазки тут же загораются, губки выдают..шесть тысяч. Мадемаузель, вы в тонусе? А, это ж местная валюта, шестьсот рэ! Вот это да, на новой эномарке, с вай фай и все такое! Договорились! Проводник в белой сорочке ведет сквозь толпу (ночной рейс из столицы нашей родины встречает огромное число людей). На чужаков, то есть автора, смотрят, словно на розовенького поросеночка, случайно забредшего в логово волков. Да и пусть, ведут же в цивилизацию. Представь себе, целый ряд пустых официальных таксо, видимо, спрос в основном на неофициалов. В первом водила банально дрыхнет, вот и думай, даже будильник на рейс не охота включать. Побудка происходит ударом кулака по корпуса авто, передача данных посредством вербальных коммуникаций. Ладно, внутрь и в город, по пустой дороге, мимо тяп\ляп заправок и магазинов мебелЕй с вензелями. Гранд-Отель сияет, долетаем быстро, отдаю шестьсот, «э, добавь еше пятьдесят, курс поднялся, номер запиши, покатаю по городу». Шестьсот до аэропорта это просто смешно, случайно (или нет) нахожу смятый полтинник в заднем кармане. Что тут скажешь, молодцы! Стараются. Авто действительно новый, пежот-ситроен-хз, с большим экраном и небольшим пробегом, ничего даже не стучит. Фишка выясняется в обратном трипе сегодня в шесть утра, когда то же самое ведрышко везет по той же самой дороге, но за 250. Выглядит смешным, с учетом текущей жизнедеятельности, но знаешь ли, читатель, осадочек остается. Встречают по одежке, одежка явно говорит, что можно заряжать ценник почти в три раза больше. Но никто из менеджмента, эйч-ар (ха ха, Ар)) не догадался сказать девчушке, что она была первым лицом (официальным)  за кордоном, к кому обратился. И когда тебя так легко крутят в три, ок, ок, два с половиной конца сразу при входе, впечатление остается на всю стану.

Такие дела.

PS. Вай фай нет, конечно, «Энтернет в телефоне, держи, друг!».

Устал.

Казалось бы, пи#здИть..нет. Ходить на встречи с людьми в футлярах, не мешки ворочать. Не просто сидеть в уголке да помалкивать. А именно шевелить финансистов от слова фи. Пламенные речи толкать за цифровизацию всего и вся. Не так, пальцем в небо, «умрут банки или останутся», вот в чем вопрос. Исключительно в конкретной плоскости, «мы вам речитатива, а вы нам че мазать на черный хлеб» (с). Времечко летит, братцы-кролики, при таком раскладе, словно на ускоренной перемотке. Щелк-щелк, недоуменно смотришь на табло терминала паркомата в одиозном подземелье. Сколько-сколько? Я что, действительно оставил Кабана на пять с половиной часов?? Не может же быть! Менеджер мойки, столь же одиозной, где квадратному животному устраивают спа процедуры каждую неделю. Отчего выглядит покруче автора… Потыкал пальцами бумажный талон с разных сторон внутрь равнодушной железяки, без всякого эффекта. С умным выражением выдает, «Ага! Но платите-то вы за три!». И то радость. Хотя, в пять часов входит и прогулка по любимой Мясницкой. Ничего так днем, солнышко, девчушки в колготках при комфортных минус семь. Совсем не весело вечером, сумрак и минус пятнадцать, яйца, извините, девочки, самая важная часть организма начинают слегка позвякивать при ходьбе. Ну, а таки что вы хотели, в советском союзе была выигрышная комбинация «двое носков-двое трусов». Работало, не то, что нынешние Лоро-Пьяно, привет, Зануда! Забежал поужинать в испанский, о майн гот, ресторанчик «Папа-элья», все чин-чином, с шефом знаком, поздоровался, сбивая сосули с носу. Вымутил моментом стол на четверых, это вам не Барса окаянная, гуляй-не-хочу. Все бы хорошо, только вот за столиком сзади шел корпоратив работниц школьного образования. По-простому, училок. Взрослых, словно Лев Толстой. Широких, словно, харизма автора. Шесть дам распивали домашнее вино, параллельно пригубляя радости человеческого общения. Плюсы очевидны. Это вам не бухгалтерши, после двух бокалов превращающихся в шальных императриц с голосами Зыкиной с ангиной. Все чинно-благородно, уровень громкости не повышаются, мы ж в приличном обществе. Зато контент, товарищи-граждане, закачаешься! Стоило расслабиться, слегка даже поработать, а не просто запихать пищу в топку, да рысцой по космическому холоду. Узнал для себя новое слово «синичник». Скворечник, как бы. Всегда думал, что для всех птичек, а вот и дуля. Выкуси-накуси. Век живи, что дам далее? Завершу повествование на позитивной ноте. В Папа-Элье отличнейшие аргентинские креветки с ароматом кокоса (здорово сострил, сам себе зачот в зачотку). По понедельникам порция увеличивается ровно в три раза до весомого кило. Не пропустите. Находится гастрономический рай на месте бывшего «Большого кафе Артемия Лебедева», жуткой дыры, как и весь его дизайн. Слава труду, накрылось медным испанским тазом.