Осознанное потребление.

Сколько себя помню — всю жизнь потреблял неосознанно. Крайне. Принцип простой – never enough! Выходит в мир новый Айфон – вопрос возникает лишь во времени его доставки. Забрать побыстрее да в модном цвете.  ЛорыПьяны, Китона, Тодсов много не бывает никогда – нужно покупать набор каждую турпоездку. Еще бы – это не магазины отнюдь.  Места силы, где просекко льется рекой, собственно и не вещи красят, а воспоминания, как и где купил. Но. Всегда действует правило – хватай лишь то, чем реально будешь пользоваться. Не забивать шкафы, а в охотку, по-настоящему, без разочарований. Сезон миновал – будь любезен, разгружайся, отдай старый телефон нуждающимся,  новый включен в обязательную программу. Неосознанное, подчеркну, но разумное потребление, не сжигаешь ассигнации в камине и не работаешь на вещи. Плюс помогаешь страждущим.

Все это великолепие изменилось в один момент. Люблю прокручивать пленку и анализировать. Когда наступила та самая точка невозврата, с которой все покатилось в тартары. Азбука Вкуса отменила бесплатные пакеты, прозвенел первый звоночек. Разумеется, белый шум, семь лишних копеек в начале длиннейшего чека – доброго вам утра! Однако, чтобы подсластить пилюлю, торговцы принялись на серьёзных щах втирать любимым покупателям. Что дескать экология наше все, и дело не в их жадности, а в избавлении от пластика, что разлагается, не то, что мы. Вечность. Так что разумным людям принято ходить в сельпо со своей сумкой, что у них же можно и приобрести по цене тысячи пакетов. Как в СССР – там одноразовых пакетов не заводилось априори, партия не велела.

Что вышеперечисленное означает на практике? Ты просыпаешься в среду утром, и понимаешь, что дома покати снежным шаром.  Нужен как минимум горячий завтрак и выстуженное шампанское. Так г-вопрос, шорты с тишоткой на тело, бейсболку на голову, тодсы на ноги, ноги же в руки и пешком три минуты, до нее, родимой. Ровно на половине пути, в противоток толпе менеджеров, спешащих на ланч, останавливаешься. Осознав (матерится про себя). Что забыл – правильно. Экологическую сумку. Так, мы осознанные, или где? Будь любезен, назад, сумку в зубы, и чтобы по-людски, ESGповестку и выбросы твои в атмосферу никто не отменял.

Но это все цветочки на сумочках. Насущное – «вынеси елку». Ранее вопрос, куда девалось дерево, не волновал совершенно. Оно просто исчезало. Уходишь – было. Возвращаешься, хоба – пусто! Магия, да и только. Нет, бывало и похуже, сам выносил на помойку, или просил работников двора убрать за соточку, в далеком прошлом, когда деревья (в том числе и из семейства еловых) были большими. Но. Всегда есть это гребанное НО. Последнее время для просветленных и осознанных открывают пункты сдачи елок. То есть ты не просто выбрасываешь уставшее дерево за окно в сугроб. (привет, родное Бибирево!) Несешь древесину в загончик. Откуда деревца заботливо заберут, и переработают, нет, не в пепел. В щепу или что-то похожее и очень полезное для животных – едят они это или игнорируют, выношу за скобки.

Так что будь любезен. Дерево на плечо, и шуруем пару километров. Хвоя осыпает путь, словно лепестки роз. Толпа, бредущая традиционным противотоком, в подземку, пытается обогнуть тебя, но у многих не выходит. Что понимаешь по благодарностям вслед. Но ты – самурай! Просто идешь с улыбкой на лице и с гордо поднятой. Стоп. Фуллстоп. Смотрящей в асфальт головой. Все потому, что идешь ты и идет дождь. Переходящий в ливень.  Традиция пост-новогодняя. Всем плевать на нее, осознанность. Погоде – плевать дождем на всех плюющих.

Но. Зато – ты один такой!

Ты — старый!

Лучший повод сказать себе об этом — купить двойничок. Виниловый альбом гения, который, увы, уже не с нами. Его музыка прошла со мной всю сознательную жизнь, начиная с WHAM — самых первых клипов, «Club Tropicana». Которые смотрел на видаке ВМ-12 с телевизором Шилялис. С декодером Пал-Секам. Учился в советской школе, был пионером, любителем техники — сам на нее заработал. Интернетов, даже модемов еще в страну не завезли, поэтому именно музыка. На компакт-кассетах и VHS. И была собственно тем самым окошком в мир. Размером окошко в диагональ Шилялиса. (но и его было вполне достаточно) Чтобы смотреть, разинув варежку, на происходящее в других галактиках. Разумеется, ты сразу понимал, что ничего подобного в жизни школьника случится не может от слова «никогда». Институт, работа,  жигулёнок и своя трешка в панельке — случится могло, но ближе к пенсии. А вот то, что в Клубе Тропикана, ну вы поняли. В восьмидесятые да так вообще произошел пик музыкального творчества, Майкл Джексон, Мадонна и Джордж Майкл были исполинами с большой буквы И.

Не буду вам рассказывать про космические корабли, все, что тебе нужно знать про винил — уже есть на www.`zhermes.ru Иди туда, и счастье обязательно случится))

PS. Двойничок — это альбом из двух виниловых пластинок. А тройничок — это то, что тебе уже не грозтит))

Затишье.

Конец года крайне странный. Традиционно – всегда нервозность и  непрерывная круговерть. Опять же, никакого ощущения праздника. Выключенное солнце в большом городе даёт на выходе все пятьдесят оттенков серого.  Открываешь глаза. Кофе с кашей или просеко (тоже с кашей) – хоба! Мгновение. Ускоренная перемотка. Обнаруживаешь себя вечером в коматозе. Крутится пластинка (нет, не волчок). Катушка или диск, и все. Пора погружаться в сон. Раньше двух все равно не получается, и казалось бы. Отличное время дошлифовать биг-биг-биг историю (кодовое имя DigAnt, расскажу как нибудь, там все). Или же, написать вам что волнующее и невероятное, чего сейчас просто уйма. Нет. И еще раз нет. Музыка и мечтания. Разминка мозга решением технических проблем, в жизни меломана и аудиофила их пруд пруди. Чертовски приятное и время-потребляющее занятие.  Темы старых автомобилей даже и не касаюсь, зима вовсю. Именно сегодня включили волшебный снег, все, как нужно, повалило  из рога изобилия. Поймал себя на мысли, что именно мечты. Не абстрактные, и не про мироздание. Большие, едва достижимые, но абсолютно реальные. И есть главная составляющая того самого состояния счастья. К которому столь долго стремился, и возможно, именно сейчас. В эту самую минуту. Близок к нему, как никогда. Увы, всю свою философию тельца (больше тратить, больше рубить, не останавливайся, дайте два – одной всегда мало). Пришлось подкорректировать кардинально. Сам в шоке, никогда не думал, что случится подобное, но тем не менее. Минимализм и рационализм в потребностях как раз и являются ключевым элементом счастья. Самого ценного и не имеющего цены. Состояния, когда гуляешь днем по парку. Метёт метель, никого нет, мысли светлы и прозрачны, и внезапно замечаешь то, на что никогда не обращал внимания.

Куст с воробьями. Круглыми перьевыми комочками. Орущими во все горло свои песни в минус десять по Цельсию.

Событие в мире аудио.

Совсем не событие. В наше непростое время аудиофилы, меломаны и прочие любители хайфая + хайэнда. Попадали прямиком в зону турбулентности.  Проще говоря, болтаются, как одинокая ромашка в проруби. Люди все, как на подбор. Неординарные, да такие, что закачаешься. Знатоки винила, это особая каста, настолько сложносочиненные и со своей выстраданной картиной мира. Что могут обидеться вусмерть на железную аргументацию, основанную на бетонированных фактах. Маленьким уголком их эту самую картину задевающую. Тем не менее, людей этих объединяет два постулата. Звуком в своих системах они никогда довольны не будут  — раз. Мечтают о недоступных высотах – мега дорогущих вертушках, колонках и прочем шаманском наборе – два. Именно для таких страждущих алчные дилеры, держащие на крючке. И снимают на пару дней  отель целиком. Заполняя номера, нет, не поэтессами и преферансистками. Отнюдь и увы. Техникой, что играет музыку и иногда показывает видео. Задумка в принципе верная. На открытом пространстве получится полный кавардак и раздрай. Одновременно будут звучать рэпчик, джаз, классика и анал (скузи синьори,  словосочетание из лексикона девушек с пониженной социальной ответственностью, но смысл лучше не передать). Разумеется, начинаем за здравие, но все хорошее имеет место разбиваться в щепки о реальность. Отель, где происходила битва разума над чувствами, имеет символичное название Бородино. Возводили его в лужковские времена, и архитектор, к гадалке ходить не будем, своеобразно представлял себе «четыре звезды». Очевидно, срисовывая их с бутылки армянского коньяка. Вакханалия и хаос. Толпы меломанов местного разлива, явно ограниченных в бюджете и пространстве. Мечтающие получить максимум звука за каждый вложенный рубль. Носятся, словно рыбный косяк, по номерам. Заполняя их, аки голландские сельди бочку. Приобретая чувство ритма локтем. Создавая давку и пробку, словно электричка из Рязани в застойные времена, высаженная в ГУМ. Услышать что-то или рассмотреть крупным планом способны лишь тертые калачи да бывалые кремни. К

Которых, надо статься, среди любителей музыки пруд пруди. Человеку высокой культуры, то бишь автору, вся эта мышиная возня приелась через четверть часа с момента пребывания. Получать удовольствие крайне рекомендую эстетическое. Стоя в сторонке, любуясь публикой. Бывалые утрут нос, мол, на Горбушке бывали перформансы и похлеще, да толку то –  были, да сплыли, как сама тусовка. На контрасте можно послушать и витиеватые речи менеджеров по продажам. В красках расписывающие достоинства колонок по цене нового Эс-классе. Но. Всегда есть это гребанное НО! Меня необычайно поражали люди, продающие дорогие часы, автомобили, недвижимость и искусство. В перерывах между речами жующие в посдобках лапшу быстрого приготовления. Разумеется, ни одного реального покупателя выдающихся по цене акустических систем в толпе представлено не было. Прийти, поинтересоваться, послушать, с умным видом подискутировать, поковырявшись в носу, пока никто не видит. Повздыхать. Блеснуть познаниями. Традиционный перформанс в местном стиле, менеджер мечет бисер перед псевдо-эстетом, кто точно ничего не купит. Положение обязывало побывать, иначе б никогда, но. В каких-то жалких десяти минутах пешком от потухших четырех звезд. Сияют пять настоящих, Мариотт Империал Плаза – никогда не заваливался в отели рядом с вокзалами – признаю. Был чертовски и опрометчиво не прав. Лобби бар с рестораном – лучшее, что может случиться с современным человеком в осенне-зимний период.

Пробуйте!

Полное крушение всех надежд.

Все начиналось подозрительно хорошо. Пятница, традиционная встреча в Ваниле, вид на храм, привычно, старомодно и консервативно. Публика та же, разговоры те же, но, так уж получилось. Место удобно, увы, не мне, но и не плохо совсем. Ради развлечения ездил на метро, да-да, город контрастов, надоело. Самое главное, правильно припарковаться, влоб невозможно, да и не нужно. Бульвары, аккуратный маневр на Пожарский, и на нем, где всегда пожар, ближе к концу. Обязательно найдется живописное местечко,  и немного прогуляться пешком по золотой миле-милое дело. Середина дня надвигалась, сгущались тучи, и как распрощались под эспрессо, влип. В пробку, такую мерзко-стоячую монолитную. Врожденная интеллигентность не позволила протиснуться обратно, на бульвар родной. Оставалось расслабиться и находиться в состоянии потока, модное движение. Что нес прямиком на набережную, и единственная возможность выбраться до сумерок вела прямиком в самое пекло. На Моховую. В хвост пристроился товарищ по несчастью, как это правильно читается – Рэйт? Ручная сборка против машинной, философия против творчества. Два одиноких купэ в этом безумном мире чадящего железа. Надо сказать, что в далекие стародавние времена ни малейшей проблемы не возникло б ни на миг. Можно было абсолютно спокойно, наслаждаясь музыкой. Правую руку привычно положив на коленку спутницы. Мизинцем левой вальяжно крутя рулевое. ВрезАться в эту столь нелепую движущуюся массу, словно атомный ледокол Ленин в арктический лед. Не опасаясь ничего, разве что, да нет, совсем ничего. Ориентир, словно красный флажок, разойдитесь. Но, как говорится, хорошего понемногу. В этом бушующем мире на дорогах царствуют водители такси-эконом, им вторят развозчики пиццы на матизах, добивают телочки и менеджеры на каршерингах. Пытаются сдерживать вакханалию водители черных такси-бизнес, не поддающиеся на провокации в силу профессии. Не обращающих внимание на происходящий балаган, цари, да и только. Стальные нервы, и машины в лизинге позволяют им несколько стабилизировать положение, но. Изгоями во всей происходящей заварухе выступают именно владельцы двухдверной мечты на колесах. Эгоисты, и прочие нелюбители, получающие удовольствие за рулем технического совершенство, завернутого в дизайнерский полет. Технически ты – пилот бомбардировщика, крутящего штурвал (или что там у летчиков) – что есть мочи. Зрение, включая развитое периферийного, работает похлеще компьютерного. Интеллект естественный, как пятнадцать искусственных. Нужно держать ухо востро, нервы намотать на тот самый штурвал и ни в коем случае не метаться. Легко сказать, когда вокруг носится вот это все ржавое в пленке (сплевывает). В смешении различных течений,  направлений и перестроений. Именно так спроектирован замес, всем необходимо именно наперерез, никак иначе, в строго противоположный экзит. Так задумано броуновское движение, и беззастенчиво-беспринципно реализовано на самой что ни на есть центровой площадке. Цена ошибки невероятно высока, особенно в теперешнее смутное время. Царапина-вмятина, привнесенная хундайом (матерится), что стоит целиком в своем ржавом великолепии. Дешевле выправления ущерба. Выводит тебя из равновесия на месяцы. Душевного. Так что будь любезен, чувствуй себя абсолютно ни как дома, хотя  родился и вырос. Будь острожен, крайне внимателен, аккуратен, тошни, тормози, главное, да-да. Не медаль, а участие, выбраться из этого котла без потерь и сожалений, да и трава не расти. На секунду мы поравнялись с Рэйтом, переглянулись, печально улыбнулись. Тормознул, пропустив парня на Арбат, и покатил себе прямиком в район, налево, под три стрелки.

Ресторанный критик. 

Ранее было любимое занятие. Строчить вам заметки на полях. Салфеток. Общепит, знаковые места, еда, приключения и полевкусие. Не то, чтобы приелось – как может приесться стейк с кровью под амароне (спойлер -может, но история другая). Все стало портиться. Гнить и чахнуть.  Не хочется банальщины «а вот раньше” – тем не менее. Не появляется мест подобных Dantes на Мясницкой, круглосуточного дворца в самом центре. С демократичными ценниками и веселой, но не колхозной публикой. Опять же, было любимое блюдо  – «креветки в миндале», пальцы можно откусить. Хотя и качество плавало кролем. Товарищ, широко известный в пищевых кругах. Кто открыл Dantes, и заслужил уважение всей гурмэ публики лет пятнадцать назад. В настоящее время пошел в в народные массы и  в сенокос. Открывает напраполую кулинарии (тихо матерится в угол). Трэнд жестокий и предельно ясный –  наслаждение  скрылось в даль, уступив место быстрой жратве. Стрит-фуд, как ни крути, пыль улиц.  Можно и дальше загибать пальцы, перечисляя нисходящие тенденции – вместо хороших ресторанов стали открываться пивняки. Пиво не пью, хотя и пытался, но как то вот эти все подвалы с запахом плесни и куриных крыльев наводят тоску. Да и пабы не то, чтобы жировали, выживали как могли. Планомерно сдавая позиции «грузин-кузин», хенкали и хачапури, что уже стоят поперек горла всем. Проклятье большого города, сытная еда с пыльных дорог.  Заканчиваю плач ярославны и перехожу к конкретике.

Rossini. Знаковое местечко от таки того, кого знаете. Концепция Dantes, но на максималках. Интерьер, локейшн, официанты выучены под самое что ни на есть. При всем этом, демократичные цены. Не веришь, сходи в Семифредо (спойлер – не получится, читай дальше). Успешный успех, круто замешанный на успехе, итальянская кухня, заточенная под местные вкусы. Проект должен жить вечно, с учетом собственной парковки и прекрасных веранд, но. Схлопнулся без объявления, нажали на кнопку и выключили. Аллес. Узнал из уст менеджера, когда пытался въехать в шлагбаум, разумеется, на старой тачке со снесенной крышей. Столик отчаянно пытались забукировать, названивая на прямой московский – тщетно. (таки)Странные люди ресторатРесторанный критик.

Ранее было любимое занятие. Строчить вам заметки на полях. Салфеток. Общепит, знаковые места, еда, приключения и полевкусие. Не то, чтобы приелось – как может приесться стейк с кровью под амароне (спойлер -может, но история другая). Все стало портиться. Гнить и чахнуть.  Не хочется банальщины «а вот раньше” – тем не менее. Не появляется мест подобных Dantes на Мясницкой, круглосуточного дворца в самом центре. С демократичными ценниками и веселой, но не колхозной публикой. Опять же, было любимое блюдо  – «креветки в миндале», пальцы можно откусить. Хотя и качество плавало кролем. Товарищ, широко известный в пищевых кругах. Кто открыл Dantes, и заслужил уважение всей гурмэ публики лет пятнадцать назад. В настоящее время пошел в в народные массы и  в сенокос. Открывает напраполую кулинарии (тихо матерится в угол). Трэнд жестокий и предельно ясный –  наслаждение  скрылось в даль, уступив место быстрой жратве. Стрит-фуд, как ни крути, пыль улиц.  Можно и дальше загибать пальцы, перечисляя нисходящие тенденции – вместо хороших ресторанов стали открываться пивняки. Пиво не пью, хотя и пытался, но как то вот эти все подвалы с запахом плесни и куриных крыльев наводят тоску. Да и пабы не то, чтобы жировали, выживали как могли. Планомерно сдавая позиции «грузин-кузин», хенкали и хачапури, что уже стоят поперек горла всем. Проклятье большого города, сытная еда с пыльных дорог.  Заканчиваю плач ярославны и перехожу к конкретике.

Rossini. Знаковое местечко от таки того, кого знаете. Концепция Dantes, но на максималках. Интерьер, локейшн, официанты выучены под самое что ни на есть. При всем этом, демократичные цены. Не веришь, сходи в Семифредо (спойлер – не получится, читай дальше). Успешный успех, круто замешанный на успехе, итальянская кухня, заточенная под местные вкусы. Проект должен жить вечно, с учетом собственной парковки и прекрасных веранд, но. Схлопнулся без объявления, нажали на кнопку и выключили. Аллес. Узнал из уст менеджера, когда пытался въехать в шлагбаум, разумеется, на старой тачке со снесенной крышей. Столик отчаянно пытались забукировать, названивая на прямой московский – тщетно. (таки)Странные люди рестораторы, хотя бы автоответчик поставили, пишущий послания – Финита! Клозетто! Случилось несчастье аккурат под конец сентября (бухгалтера поправят-третьего квартала), что наводит на мысль на финал договора аренды, но коман!  Коман, пипл, лайт май файер, помещений в столице пруду пруди, на Тверской шавермы плодятся почем зря, что таки отчаянный позор.

Без пикантностей не обойтись, неделю до закрытия заходил в Rossini слегка развеяться. Не придал значения факту, мало ли, куда нога ступает. Но. В самый конец месяца заглянул в местный ресторан, ничего выдающегося, с бенефитами.  Для тех, кто знает и умеет, тобишь автора этих строк. Закрылся. По слухам, устраивали прощальную вечеринку, однако, почетного гостя, кто оставил за многие года маленькое состояние, не позвали. Ну и ладно, не жили хорошо, нечего и привыкать к лояльности. Флэшка с буквой S (lounge) до сих пор где-то валяется, толку нульсен, если уж на владельцев флагманского автомобиля немецкой марки плюют с колокольни, что уж говорить об местном общепите.

Тем не менее, выстроился тренд – заходишь в ресторан, и он закрывается в считанные дни. Осознал, зафиксировал, хотел остаться дома, канал свой посмотреть (как Брежнев читал Целину), но. Эджайл и кастдев в крови не дают покоя, руки-в-ноги, проверять гипотезу. Схлопнется ли еще один стоик итальянской еды в районе. Что, ждешь спойлера – схлопнулся? Дудки! Жив, курилка, работает, а спойлер – держи!

(это не точно)оры, хотя бы автоответчик поставили, пишущий послания – Финита! Клозетто! Случилось несчастье аккурат под конец сентября (бухгалтера поправят-третьего квартала), что наводит на мысль на финал договора аренды, но коман!  Коман, пипл, лайт май файер, помещений в столице пруду пруди, на Тверской шавермы плодятся почем зря, что таки отчаянный позор.

Без пикантностей не обойтись, неделю до закрытия заходил в Rossini слегка развеяться. Не придал значения факту, мало ли, куда нога ступает. Но. В самый конец месяца заглянул в местный ресторан, ничего выдающегося, с бенефитами.  Для тех, кто знает и умеет, тобишь автора этих строк. Закрылся. По слухам, устраивали прощальную вечеринку, однако, почетного гостя, кто оставил за многие года маленькое состояние, не позвали. Ну и ладно, не жили хорошо, нечего и привыкать к лояльности. Флэшка с буквой S (lounge) до сих пор где-то валяется, толку нульсен, если уж на владельцев флагманского автомобиля немецкой марки плюют с колокольни, что уж говорить об местном общепите.

Тем не менее, выстроился тренд – заходишь в ресторан, и он закрывается в считанные дни. Осознал, зафиксировал, хотел остаться дома, канал свой посмотреть (как Брежнев читал Целину), но. Эджайл и кастдев в крови не дают покоя, руки-в-ноги, проверять гипотезу. Схлопнется ли еще один стоик итальянской еды в районе. Что, ждешь спойлера – схлопнулся? Дудки! Жив, курилка, работает, а спойлер – держи!

(это не точно)

Счастье.

Так уж складывается, встречаюсь со взрослыми парнями. Ровесниками – теми, кто знает , что такое передача «До 16-ти и старше», как и собственно журнал Ровесник. Разные истории обсуждаем, под мясо с кровью или чего попроще. Жижитол окаянный, инновации, токенизацию с масштабированием, забей, это сложно, возьми ветку. Так уж складывается, спрашиваю в самый разгар – «Какая у тебя мечта?». Сразу вычитаем банальности, плана денег «пока из ушей не полезут». Не плохо, кто бы спорил, но нужно уметь ими наслаждаться. Ты же не Тони Монтана, в конце то концов. Таблетку выбираешь либо для эрекции, либо от давления, и какую чаще – к бабке ходить не надо. Шлюхи и кокс остались только на видеокассетах VHS – жена же застукает на раз-два, ты ж не Джеймс Бонд и никае не Рон Джереми (погугли, кто это) с таким-то здоровьем. Звучит смешно, пчелы против меда роем. Жизнь же устроена так, что студентом залетаешь в гонку, триатлон, длинный забег, тачка – недвига – счет за бугром с ВНЖ. Любимая история, сидишь себе вечером в Магнуме, пьешь игристое, наступает то самое, родимое, «а не махнуть ли на Виллу Боргезе пожрать пасты» – и покатило, собраться, только подпоясаться, букинг-шмукиг, убер-херубер, вот ты и в Хопре на утро.  А шмотки, да на месте купишь, у испанской лестницы. Жизнь хороша исключительно в таких моментах, возможно, это и есть счастье? Спонтанно принять решение и восхищаться своей мощью,  мать ее. Шенген ли у тебя или европейская карточка, как права, роли особо не имеет, зависит от мироощущения и морковки перед носом.

Уж сейчас точно.

Очко.

Вылетает внезапно,  в самый непринужденный момент. Радужно сияет солнце, на душе распрекрасно, легкий променад. В голове струится “Love Theme” от Барри Уайт, избавляя от любых иных мыслей. Лето, взаправду, слишком яркое, привычным движением, автоматически прикрываешь глаза солнцезащитными, и получаешь в руку ровно половину. Без каких-либо печалей, дело привычное на разных странах и континентах. Дизайнеры от высоких кутюрье видят исключительно красоту, всеми фибрами не желая вдаваться в технические подробности.  Инженеры не могут, как ни крути,  изобрести болты, не разваливающиеся от нахождения очков на лице. Складывается  революционная анти-солнечная ситуация, одни не могут, другие не хотят, с предсказуемым результатом. Страдает рабочий класс, мы с вами. Ценовая категория неприличное, но камон, гайз, кого волнует чужое горе, стеклышко в руках? Расходный материал, не иначе. Спасение есть в лице, как не казалось смешным. Мастера на все руки из местного салона оптики, Алеши. Мужчина исправит любую недоработку люксовых конструкторов, не смотря на брэнд ни одним глазом. Сюрреализм, точнее, полнейший социализм, но ремонт оккуляре (итальянский слэнг) неприличной стоимости обходится в сто рублей, а, под хорошее настроение, иногда даже просто так. Руководители салона непрерывно заняты проверкой зрения страждущих, не видя бревно в собственном глазу. Позволяя проводить аттракцион столь неслыханной щедрости, да и в конце концов, близость к народу не означает золотой поток в кассу. Психология же человека, держащего в руке сапфировое  очко,  готового расстаться с большими деньгами, лишь бы вернули на место, остается загадкой, метанием души юного модника, ну и да ладно. Стоя у прилавка в ожидании момента истины, когда же, когда крошечная гаечка найдет резьбу своего болтика, надежно закрепив, ну вы поняли. Невольно становишься свидетелем рабочего процесса. Пожилая дама проверила зрение, менеджер терпеливо, по-букве заносит анкетные данные на бумагу. Пенсионерка,  в традиционной для поколения безликой одежде, явно случайно пойманная на крючок, радостно рапортует, новое событие в жизни всегда интересно и все бы ничего. Течет своим чередом, неторопливо, старомодно, Алеша вот-вот закрутит болтик, бережно протрет бархоткой дизайнерское творение, и снова под лучи солнца, как вдруг. Менеджер доходит до пункта «дата рождения», мадам буднично произносит, сердце перестает биться.

Старушка старше ровно на год.

Just a Perfect Day.

Смотрел Trainspotting? Песенку написали полвека назад, но по-настоящему круто она звучит в исполнении поп-группы Дюран Дюран. Странный мир, согласен, звезды новой волны восьмидесятых закатали крутейший альбом каверов Thank You, она как раз с него, да и все там отвал башки, заслушал в юношестве до дыр, если так можно сказать о CD. Собственно, сегодня и случился такой день, как в песне. Погода подыгрывала, то дождь то солнце, непредсказуемо, хотя прекрасная пословица – «И что ты будешь делать, если сейчас пойдет дождь?». И правда, что?  Особенно, если снимаешь кино со старым кабриолетом. Артисты в кадре, автомобиль без крыши, камера / мотор, и хоба! Из, казалось бы, чистейшего неба, льется невесть что прямиком куда нужно. А нужно делать что-то немедленно, и именно в этом заключается командная работа. Не «ой все пропало, расходимся» — собраться, быстро, резко по укрытиям, и ждать. Здесь, к бабке не ходи, важна удача, и она удел смелых. Счастливых, или обоих. Для зануд и нытиков дождь не прекращается вообще и никогда, здесь же, щелк-щелк,  продолжаем с того же места. Нравится все это отчаянно, как маленькая жизнь, с глобальными проблемами, на которых никто не может повлиять. Надеждой, отчаянием, радостями и энергией. Свернута в короткий промежуток времени, пусть не минуты, пятиминутки, что можешь прожить налету и переосмыслить.

TBC.