Кот кота.

Миша, друг мой ситный. Сейчас размазался на радуге, и традиционно взирает на нас всех с высоты. Как на говно, конечно, в этом аспекте без изменений. Хотел написать некролог, опубликовать в «Ведомостях». Создать визуальный ряд, поднять из архивов все знаковые фоточки. Где наглое животное прижимался к женской груди. Понял, что пустое. За последний год с небольшим Миша очень сдал. Похудел в разы. Перестал двигаться. Безудержно рвало на родину, пардон муа, на ковер. Что доставляло массу неприятностей матушке, пожилому человеку. Кому забот полон род без этих выкрутасов. При каждом визите в «Этнографическую Деревню Бибирево», где знаменитое животное коротало последние деньки. Ловил себя на мысли, что пора меховому мешку туда *показывает пальцем вверх*. Прогулы уже ставят. Радости не доставляет происходящее, исключительно страдания. Словом, свыкся с неизбежным. Посему особой трагедии и мук не испытывал, воспринял произошедшее спокойно, как неизбежное. С облегчением, отчасти. Отмучился знаменитый кот. Пожил, надо заметить, всласть. Далеко не каждому индивидууму так может свести. Долгое время у мохнатого была своя комната в роскошной московской квартире (хе-хе). После, веселуха в «Сумеречной Зоне» в теплой компании ТЖ, где(покойный) испытал на себе все прелести качественных расширителей сознания. Растительного и синтезированного происхождения. Эх, хорошо пожил Миша, семнадцать лет почти непрерывного удовольствия, любви и радости *вытирает скупую мужскую слезу рукавом*. Миру будет не хватать тебя, Мишустик. Выразительный же взгляд наглокота навечно в интенетах. И нашей памяти.

Ничего не выкладывал.

Никуда. Траур, как-никак. Но, жизнь продолжается. Весна, лупит так, что сшибает с ног. Не далее, как сегодня, банкиры-звери, замутили встречу в девять утра. Напоминаю, что именно в это время автор спит без задних ног, с большим пальцем во рту. Но, надо-так-надо. По обыкновению, вышел из дома впритык, хотя очень-очень люблю пунктуальность, честное пионерское. Парочка остановок на метро, пешочком по Мясницкой, бодро, не отвлекаясь. Все прекрасно, час-пик, какой-то не советский прямо, везде есть личное пространство. Ты не поверишь, но все закончилось быстро, в начале одиннадцатого оказался у Политехнического музея, где зависал в детстве. Оглянулся. Братцы-кролики, это просто отвал башки. В это время максимум чашку кофе под винил с глазами, куда впору спички ставить… А тут, солнце красит нежным светом. Все лишнее навесное запихнул в рюкзак — перчатки, шапку-ушанку с кокардой. В уши воткнул втычки без проводов с музоном из восьмидесятых, и летящей походкой.. аж до метро «Цветной Бульвар». Дастиш просто восхитительный фантастиш! До дома б дошел, главное, вернуться в сознание, да во время остановиться.

Видео смотрите в Инстаграмме, выкатил Малыша по такому поводу, запылился, красавец. Последний раз видел он свет белый на съемке ответки Маску в космосе. Напротив небывалой скалы из снега, да и автор там красавчик, в каске. Что сейчас болтается в багажнике, как ромашка в проруби.

Долить жидкость стеклоомывателя.

В Кабана. Маленькое приключение. Забивать и заниматься этим на мойке, как обычно и происходит, упадничество. При такой-то весне мыться то еще удовольствие, а вот остаться с грязным стеклом на скорости не здорово. Особенно, когда от соседних транспортных средств грязи валит, как от стада свиней. Так что нужно обшарить весь офис два раза по кругу, чтобы найти ее, заветную. Пустую двухлитровую бутылку от коки. Собраться, завязать шарф, радостно пойти в уборную, чтобы обнаружить модные раковины. Не предназначенные ни капли под заполнение емкостей такого формата. В обратку, снять верхнюю одежду, забрав предварительно увиденную на-половину отрезанную бутыль. В нее набираешь из-под крана. Переливаешь в узкое горлышко, и так два с половиной раза. Выходишь на парковку все же довольный, обнаруживая, что правый бок притерт к сугробу впритык, не открыть. Именно в кармашке правой двери отдыхают перчатки для грязной работы. Забираешься на водительское сиденье, перекатываешься, пытаясь достать. Попробуй, если представиться возможность. Ключевой момент, глубина кармана. Двумя пальцами из последних сил, распластавшись на перегородке между кресел. Ладно, чуть помучиться с открытием капота, и, держа бутылку за самое днище, пытаясь попасть в  узкое заливное горлышко. Умные парни из Штутгарта расположили его максимально близко к стеклу. К бабке ходить не нужно, все нормальные люди заливают сбоку, не притертого к сугробу. Случайно окинув взглядом двигатель, обнаруживаешь с левой стороны железяку. Инородного происхождения. Успевшую чуть проржаветь. Нет, ну а таки что ви хотели? Никаких жалоб, «мол, что-то гремит неизвестно где во время движения». Все потому, что это командирская машина. В ней обязано что-то греметь по-умолчанию. Пламенный привет же передается работникам сервисного обслуживания «Мерседес-Беляево». Отличным инструментом пользуетесь, да и культура труда поставлена на пятерку!

Ты не поверишь, но.

Судьба, злодейка, дергает людей за нитки, как кукол. Может забросить к морю, а может и в горы. Только вот никакого Куршевеля и прочих там Альп. Ной и Арарат, только хардкор! Пара дней в Армении, божечки-кошечки. Растекаться словом по древу не буду, факты, сухие, словно суджук. Прилетаешь усталый, в ночи. Хочется быстро на горшок, да спать. Аэропорт, муха не подточит, новый да красивый. На паспортном контроле кабинок двадцать, очередь разлетается, словно пули из говна, извините, пулемета «Максим». Пустынный зал перед выходом, стойка официального такси, мол, самое лучшее. Спрашиваю у девчушки, мол, сикока до «гранд-отеля». Магические слова, котики! Глазки тут же загораются, губки выдают..шесть тысяч. Мадемаузель, вы в тонусе? А, это ж местная валюта, шестьсот рэ! Вот это да, на новой эномарке, с вай фай и все такое! Договорились! Проводник в белой сорочке ведет сквозь толпу (ночной рейс из столицы нашей родины встречает огромное число людей). На чужаков, то есть автора, смотрят, словно на розовенького поросеночка, случайно забредшего в логово волков. Да и пусть, ведут же в цивилизацию. Представь себе, целый ряд пустых официальных таксо, видимо, спрос в основном на неофициалов. В первом водила банально дрыхнет, вот и думай, даже будильник на рейс не охота включать. Побудка происходит ударом кулака по корпуса авто, передача данных посредством вербальных коммуникаций. Ладно, внутрь и в город, по пустой дороге, мимо тяп\ляп заправок и магазинов мебелЕй с вензелями. Гранд-Отель сияет, долетаем быстро, отдаю шестьсот, «э, добавь еше пятьдесят, курс поднялся, номер запиши, покатаю по городу». Шестьсот до аэропорта это просто смешно, случайно (или нет) нахожу смятый полтинник в заднем кармане. Что тут скажешь, молодцы! Стараются. Авто действительно новый, пежот-ситроен-хз, с большим экраном и небольшим пробегом, ничего даже не стучит. Фишка выясняется в обратном трипе сегодня в шесть утра, когда то же самое ведрышко везет по той же самой дороге, но за 250. Выглядит смешным, с учетом текущей жизнедеятельности, но знаешь ли, читатель, осадочек остается. Встречают по одежке, одежка явно говорит, что можно заряжать ценник почти в три раза больше. Но никто из менеджмента, эйч-ар (ха ха, Ар)) не догадался сказать девчушке, что она была первым лицом (официальным)  за кордоном, к кому обратился. И когда тебя так легко крутят в три, ок, ок, два с половиной конца сразу при входе, впечатление остается на всю стану.

Такие дела.

PS. Вай фай нет, конечно, «Энтернет в телефоне, держи, друг!».

Устал.

Казалось бы, пи#здИть..нет. Ходить на встречи с людьми в футлярах, не мешки ворочать. Не просто сидеть в уголке да помалкивать. А именно шевелить финансистов от слова фи. Пламенные речи толкать за цифровизацию всего и вся. Не так, пальцем в небо, «умрут банки или останутся», вот в чем вопрос. Исключительно в конкретной плоскости, «мы вам речитатива, а вы нам че мазать на черный хлеб» (с). Времечко летит, братцы-кролики, при таком раскладе, словно на ускоренной перемотке. Щелк-щелк, недоуменно смотришь на табло терминала паркомата в одиозном подземелье. Сколько-сколько? Я что, действительно оставил Кабана на пять с половиной часов?? Не может же быть! Менеджер мойки, столь же одиозной, где квадратному животному устраивают спа процедуры каждую неделю. Отчего выглядит покруче автора… Потыкал пальцами бумажный талон с разных сторон внутрь равнодушной железяки, без всякого эффекта. С умным выражением выдает, «Ага! Но платите-то вы за три!». И то радость. Хотя, в пять часов входит и прогулка по любимой Мясницкой. Ничего так днем, солнышко, девчушки в колготках при комфортных минус семь. Совсем не весело вечером, сумрак и минус пятнадцать, яйца, извините, девочки, самая важная часть организма начинают слегка позвякивать при ходьбе. Ну, а таки что вы хотели, в советском союзе была выигрышная комбинация «двое носков-двое трусов». Работало, не то, что нынешние Лоро-Пьяно, привет, Зануда! Забежал поужинать в испанский, о майн гот, ресторанчик «Папа-элья», все чин-чином, с шефом знаком, поздоровался, сбивая сосули с носу. Вымутил моментом стол на четверых, это вам не Барса окаянная, гуляй-не-хочу. Все бы хорошо, только вот за столиком сзади шел корпоратив работниц школьного образования. По-простому, училок. Взрослых, словно Лев Толстой. Широких, словно, харизма автора. Шесть дам распивали домашнее вино, параллельно пригубляя радости человеческого общения. Плюсы очевидны. Это вам не бухгалтерши, после двух бокалов превращающихся в шальных императриц с голосами Зыкиной с ангиной. Все чинно-благородно, уровень громкости не повышаются, мы ж в приличном обществе. Зато контент, товарищи-граждане, закачаешься! Стоило расслабиться, слегка даже поработать, а не просто запихать пищу в топку, да рысцой по космическому холоду. Узнал для себя новое слово «синичник». Скворечник, как бы. Всегда думал, что для всех птичек, а вот и дуля. Выкуси-накуси. Век живи, что дам далее? Завершу повествование на позитивной ноте. В Папа-Элье отличнейшие аргентинские креветки с ароматом кокоса (здорово сострил, сам себе зачот в зачотку). По понедельникам порция увеличивается ровно в три раза до весомого кило. Не пропустите. Находится гастрономический рай на месте бывшего «Большого кафе Артемия Лебедева», жуткой дыры, как и весь его дизайн. Слава труду, накрылось медным испанским тазом.

Снега налево. 

Или направо. Не важно. В позапрошлой жизни случился казус. Гонял тогда на новехеньком четырехместном-четырехдверном, конечно. Купэ, надо сказать, первая в мировом автопроме такая красавица. Чему был оченно горд и рад. И надо ж такому статься. Занесла нелегкая завернуть во двор. Да ни чей-нибудь, свой, родимый. Избегал, как только мог. Клиренс малый, аж жуть. Да и вообще негоже, с задним то приводом, в калашный ряд. Действительность превзошла все самые худшие ожидания. После нескольких поворотов руля, «щелк-щелк, и в продакшн». Точнее, в колею. На брюхо. Ощущение восхитительное во всех отношениях. Газ, тормоз, мантры, все едино. С обеих сторон принялись скапливаться счастливчики на средствах транспорта с большей проходимостью. С помощью сердобольных прохожих, просачивающихся мимо торжества немецкого автопрома и мусорных контейнеров. В раскачку, на «эй-ухнем», с пятого раза, под свист покрышек. Таки вытолкнули на дорогу общего пользования. После чего зарекся, поставив крест. Никогда больше вот в такой просак. Уж лучше подальше, но на асфальте. Как в кино. «Прошло три года». Не три, а семь, или даже больше. Воды утекло, как с гуся. Знаешь, что? Все. Не «ой, вот все», а дворы стали чистить. Да так, что без сучка/задоринки. Не подкопаешься. Колея? Какая-такая колея-шмолея? Все ровно по-линеечке. Заезжать во дворы необходимость полностью отпала. Зато холодил, не нарадовался. «Мол, новая власть, и метет по-новому!». Не поверишь, но сколько лет Кабан в списке т/c. Толком ни разу в сугроб так и не зарылся. С легонца, поиграться, это да. Кроме как, сегодня. Заехал во дворик на Ленинградке, через шоссе от звезды. Да-да, где весь дом в ресторанах. Забросить в топку японоеды местного разлива. Всегда можно было паркануться. В прошлом. Взору предстала разруха и запустение, словно после войны. Помойки разбросаны хаотично, глубоко присыпаны. Ни одного местечка. Кроме….. тыыыыыыы-дыыыынц! Сугроба. Делать нечего. Отбросил остатки напускной интеллигенции. Вывернул рулевое колесо обозрения в нужную сторону. Поддал газку, и под ободрительные жесты узбекко-повавров, вылезших в нужное время пропустить по чинарику. Зарылся, по самое не-балуйся. А таки чего ви ждали? Волшебства и чуда? Что вдруг, по мановению волшебного…эээээээ.. впрочем, не важно. Снега расступились, цветочки зацвели. Почки на ветках раскрылись, пчёлки зажужжали. Девственные девы наперевес с хлебом\солью пожаловали под пение псалмов? Дудки! Хрен там плавал, в проруби вашей. Дворы больше не чистят, даже по-прямой с гулькин нос от самой Тверской.

А свинья грязь найдет, будь спок!

Караул! Устал!

Неделя выдалась такая, как обычных пять. Или шесть. Было все, простуда с легкой испариной, что переносишь на ходу. Голос становится,  словно из ведра, или почти, как у Сталлоне. Но именно в эти дни, что в горле репейник, встреча на встрече, да с котами жирными, там уж не смолчишь и не сачканешь, выкладываться по полной программе, будь любезен. Снегопад-снегокат, путешествие на метро, в такси не сОдют, потому, что не едет, как ни крути. По тротуарам ходишь, аки корова на люду, причем, самые смачные, пятиметровые, на Мясницкой. Вмиг превратились в совковые тропиночки. Почистили метр, на остальном пространстве унылые сугробы. Все это под очень странную музыку, того же Чижа «Она не вышла замуж за хромого еврея  — у нее был парень, гитарист и певец, о нем все говорили, это полный… привет. После метро, будь любезен, круто за баранку держись, шофффер. Даже и не мечтал о таком колорите, чтоб я так жил, и далее везде. Под усами, не бенладаном, вскочил чирей, и это самое худшее из лучших мест, где эта сука могла выползти. Чтобы нормально промариновать, надо сбривать к чертовой матери, а не охота, только-только жить начал ж. Недосып, недотрах, состояние главного героя блокбастера «Зомби против живых мертвецов». Словом, автор счастлив. Как никогда!

Удивительное рядом.

Как в анекдоте про пожарного. Работа отличная, но как пожар — хоть вешайся. Катаклизм, или другой внезапный снегопад, срывает сусальную позолоту с персонажей, как ветром сдуло купол одуванчика. Вся лента фэйсбука забита фоточками машин в сугробах, и криками души, мол, сдох, но отчистил. Сталинград, мать их. Тазики с наростами на крыше, словно акулий плавник или дерьмо мамонта. Цимес не в этом, хотя забавно до колик. Откровения от персонажей, ну от которых никак не ожидаешь. Что бросают свои помоечки на улице по чем зря. Хоть любят больше всего на свете, кредиты берут да пылинки сдувают. Начиная от топ-менеджеров госструктур, эти кредиты не берут, фантиками заыпаны по пояс, как снегом. Продолжая гламурными телочками с фоточками во всех возможных лакешри местах на бренной планете. Заканчивая пареньками с мелкими письками, разувающими свой имидж, словно свинцовый дирижабль веселящим газом. Мол, ярдовые сделки провожу, как орешки щелкаю. Бизнес-класс билеты вручают прямо у трапа с хлебом-солью и просьбой пересесть на бизнес-джет (но-но, даже не предлагайте, единение с нардом и все такое, Бивис). Но вот на подземный гараж у всех вышеперечисленных как бы денег нет. Что скрывается.  Хочется сказать-отрезать, ну е*б вашу мать, изгои.  Однако смолчу. Канал «Культура», как-никак. Сам начал ставить тазик в теплое место с момента появления первой приличной машины в жизни (поза-поза-поза-прошлой). Тащил лямку, не бухтел,  в РО (Рабочая Окраина), для новичков расшифровываю. Там о подземных гаражах слыхом не слыхивали, зато вот наземных кирпичных многотажных было аж несколько. Пешком, ясен-красен, никак, только на тачке, благо, в те времена не было Яндекс-такси, поднял руку в любой момент, всего делов. Слегка неудобно, зато сколько всего восхитительного. Парковка — все боли можно забыть.Друг мой, Плюша, использует «Оку», в качестве парковочного столбика. Вечером приезжает, бросает инвалидку поперек дороги, ставя свою помойку на ее место. На минуточку, живет в этом доме всю сознательную жизнь с яслей. Дальше?  Расчистка от снега, да вы о чем вообще? Секьюрность, резина, вещички лишние, лепота. Гараж снимал, разумеется, хозяин был дока, сделал ровный цементный пол с наклоном, талая вода сливалась себе куда нужно (чего, к слову, нет сейчас в современном-продвинутом паркинге). К слову, люди в этих гаража жили. Кто на что горазд  дорогим кафелем залить от потолка до пола, или там вообще устроить блатхату, хе хе. Так вот, дорогие мои телезрителЯ. К хорошему настолько быстро привыкаешь, что сейчас не представляю себе бросать тазик на улице. На постоянке, разумеется. Парадигма простая. Любишь кататься — люби сделать себе паркоместо в замкнутом пространстве.

Влоб-влоб!

Шляясь в пост-новогоднюю пору по необычайной красоты вилле Боргезе. Солнышко светит, куртка подмышкой, травка зеленеет. Сталкиваюсь на узкой дорожке на полянке. С нашим, родным олигархом товарищем Маммутом. Вот те на. Хотел сделать селфи, ловко же провернул аферу с «Открытием» мужчина. Но врожденное чувство такта заставило отвернуться, ловя взглядом зеленых попугайчиков в небе. Да и пройти себе мимо, насвсистывая вечно-депешОвое «Just can’t get enough». Из свиты человек в пять распознал только тетушку, главреда «Рамблера». Никакой охраны, красота, круто помноженная на лепоту. Тем не менее, вчера. Решив прикупить бельишка на распродаже в ЦУМе. Точно так же, лицом к лицу. Сталкиваюсь с Бастой, что когда-то был Ноганно. Женушка с ребенком, причитающая «Ой, ну сколько людей!». И какой-то дохлый нарик, видимо, рэп-исполнитель. Пять баксов то, братка, никому не лишние, прикинь. Отмечу лишь одно. Раскабанела звезда телесериала «Голос» на новогодних харчах до таких размеров. Что вероятность приобрести что-либо помимо носового платка в центральному универмаге столицы категорически стремится к нулю. Кризис же кончился, ну или почти. Народа толпы, больше, чем людей. Носороги и прочие звери снуют, словно тараканы по кухне коммуналки. Тараща усы и выпучивая глазища.

Жизнь кипит ключом.

Автор успевает все, хотя пельмешки абсолютно без спешки. Смотри, шаббат. Съездить к матушке в деревню. Взбудоражить сетевое  сообщество свитером ручной вязки. ОК, ок, машинной, но уж поверь, вязала такое, что прям ни в сказке сказать. Махнуть коньячку (да уж, никогда бы не думал, что с мамой, а не на футболе). Переместиться из деревни на корпоратив жирных котов Private Banking, им то что, банкирам с холодным сердцем, как арифмометр «Феликс». Сняли театр вместе с Калягиным, в ус не дунули, гостей напоили, накормили. Только вот, говорила мне мама, «не ешь там ничего, козленочком станешь». Вот и не ел, был голодный и бухой, чуть не заснул в темном зале, но главное не это. В «бизнес» такси в деревне этнографической не сОдят. Все потому, что нет там такой роскоши, только из центра если. Спроса нет, и точка. А вот в Кийййя Оптимум, в опции «Комфорт Плюс», которых на всю деревеньку Бибирево целых три. Работает Колян, прожил всю жизнь на районе, и в девяностых, когда автор был студентом МАИ, жировал настолько, что закопал в гараже сотку грина. Сто тысяч, але-шмале. Это были безумные деньги, в те далекие времена, как миллионов десять этих же вечнозеленых сейчас, но. Дело в том, что Колян считает свое поколение полностью потерянным. Аргументировано разъясняет почему. Старше же он своего пассажира на гулькин… э….нос. Вот и думай.