Давно не брал я в руки шашек.

Не писал вам о еде. Не было бы счастья, только вот в дождливый день захотелось мяса. Эка невидаль, ежели до Торро пешочком семь минут, ладно, ладно, это у всех риэлторов до метро столько идти. Пусть будет честных десять. Получаешь все прелести, и положа руку на сердце, быстро и дешево.  Все, как мы любим, с чувством локтя и запахам волшебной гари, вкуснота!  Нет, кто бы спорил, можно пройтись и до Бутчера, на Дмитровке, по времени на минуту больше, но. Дождь, никто не отменял,  и нет там больше ни зги. Однако, мир общепита красив и  крайне разнообразен. И только прирожденный ресторанный хроник (в прошлом). Естествоиспытатель в настоящем. Знает, что за стейком можно сходить к Раппопорту. Но не в Воронеж, и правда далеко пешком, летом пробовал, честное пионерское. В Крабы, мать их, кутабы, где прекрасный бар, но сейчас не про нашу честь. Стэйк в них есть, он один такой. Зато какой – шатобриан, чтоб я так жил, топовая позиция в ТОРРО. Перехожу к самому интересному. Стоит мясо чуть больше тысячи, что по ресторанным меркам большого города неслыханно! Невероятно и невыносимо. Если же добавить к нему салат из свежих овощей, получится, братцы-кролики, величественный и могучий ГМО. Гастрономический Микро Оргазм, термин, придуманный автором в далекой поза-поза-прошлой жизни, позабыт, позаброшен, да вовремя всплыл. Атмосфера в рабочий полдень, то бишь три часа после полудня, оставляет желать. Да ничего не оставляет желать, прекрасно все. Менеджеры высшего звена из ближайших офисов уже откушали. Богема только просыпается, работающие девочки продирают глазки. Публика главным образом случайная, провинциальная и не разнузданно-разудалая. Самое главное, я-же-матери с выводком, бич всего и вся, отсутствуют напрочь. Что позволяет наслаждаться мясом без какой-либо какофонии и забегов между столами.  В целом картина привносит аромат счастья каждому укусу, разумеется, если ты не забыл заказать перечный соус (в комплект, увы, не входит, что странно). Оглядываясь назад,  концепция абсолютно не изменилась, ходить за мясом в рыбный ресторан есть признак высочайшей квалификации хрона.

Так что наслаждайтесь, пока можете. Пока.

Мы-молодцы!

Забабахали супер эвент, мама не горюй! Насколько это сложно, даже рассказывать нет смысла. Попробовал походить в ботинках эвент-агентства, перефразируя известный хит Депешей. В двух словах — в большом городе невозможно найти площадку, чтобы красиво поставить винтажные тачки. (где) Была веранда хорошего ресторана с сервисом. Да чтобы удобства были не в виде дырки на земле. Или синей кабинки перевозного WC, куда зайти – святых выноси. Все варианты возможны, но не пересекаются. Либо просто веранда, накидываться и в топку забрасывать. Либо асфальт, где можно расставить автомобили, но удобства у дерева рядом. К слову, именно так проходит большинство сборов любителей классических авто. Площадочка у МГУ, автобусный круг разворота хрен знает где. Карман перед платной трассой, везде был, не поверишь. Не понимаю, почему и зачем, но на такие куски асфальта приезжают прямо таки серьезные аппараты, к которым проект только стремится. Крайне редкие и черезвычайно дорогущие. Вот такая житуха, (тяжелая и неказистая) И деньги у всех вроде бы есть, и лишения испытывать только в путь. Совсем недавно прошел сбор любителей проверенных временем машин в Архангельском – в двух словах, ад и израль. Пыль, детишки, которых «яжематери» сажали на машинки, чтобы сфоткаться. Слава труду, командная мысль сработала правильно – не соваться туда. Хотя, что греха таить, сам был «за». Вот такая она, сила коллектива, и это правда. Зато сами сделали такое, закачаешься. Картинка стоит тысячи слов, а видео – ста тысяч. Так что го на канал, и лицизрей!

Video Killed the Radio Star.

Ютюбчик и локдаун напрочь отбили охоту к путешествиям. Поначалу считал, разминал мозг, что это плохо-плохо с большой буквы Пэ. При открытых то визах и возможностях. Лондон (гудбай) да Нью-Йорк-Нью-Йорк всегда нечто эфимерное. Скучаешь-вспоминаеш-разминаешь. Ждешь момента, когда накипит, махнешь рукой, и покатило. Лигурийское побережье с озерами прозрачными, красотами, дешевым игристым, тихим и сырами всегда рядом, хоть рукой подать. Сам знаешь, раньше, пару лет назад (о мой б-г), в хвост и гриву. Только подпоясаться. Втянувшись же в видео производство. По-народному говоря, пиля контент. Скучать не то, чтобы не приходится. Слвоно на  загран отдыхе, бокал просекко с утра, и день, словно патока. Кукиш. Жирный с маслом.  В охотку идет креатив, встречаешь массу по-настоящему интересных персонажей. Банду девушек на кадиллаках из семидесятых, как тебе? То-то! Завертываются сюжеты, о фестивалях, так вообще молчу в тряпочку. Чтобы да раньше мог подумать, две тысячи километров на автомобиле, ни за что ни в жисть. Не эс классе, всего лишь ешка, без холодильника, вентиляции и массажа? Увольте! Все меняется, ох как сильно, опять же от слова не-ве-рю! Вслать, задорно и с удовольствием. Опять же, должен лететь совсем скоро в NY да на Аляску, к медведЯм.  Рыбачить, к слову , рыбу не ловил никогда в жизни. Процесс насаживания червяка на крючок (Sic!). Считаю отвратительным, квинтэссенцией антисекса. Но, словно в анекдоте – «Не могу, у  меня елки!». Только вот елки эти голливудские. Сосны, скореее  с алмазными иголками, шишками из чистого золота и ароматом счастья. Разок вдохнешь, и все. Пропал, засосало, унесло.  Лето только усугубляет проходящую (локальную) феерию, несмотря на дожди, словно в Форест Гампе. Даже не замечаешь, но.  Что-то подсказывает,  когда начнется настоящий потоп,  после нас. В NY необходимо  лететь сломя голову. Прекрасен город осенью, небоскребы, Манхэттен, наше все. Ну а пока, труба зовет, время двигаться вперед, в пределах границ святой Руси. Садового кольца границ.  Рестораны, разумеется, необходимо затронуть волнительную тему. Стали не то, чтобы по-настоящему хороши. Прекрасны! Можно так, с кандачка, без резерва, на старом, проверенном временем автомобиле. Припарковаться «в лоб» к Метрополю. Забросить тело на веранду «Савва». Запивать сахалинский гребешок бульоном горячим капустным. Шеф, он же художник, так видит, ну раз надо-так надо.

 

Абсолютно не против!

Никогда такого не было.

Да и беды ничто не предвещало. Все шло своим чередом, разноцветная и разномастная круговерть. Ежедневно, иногда ежечасно. Привык, и это категорически неправильно. Нужно, жизненно необходимо уметь наслаждаться простыми вещами. Испытывать радость от, скажем, каждого глоточка Шабли Премьер Крю. Смаковать, раскрывать, чувствовать, а не просто так. Глоток, и настукивать вам весточку. Раз уж затронул тему, экспаты, воспитанные с детства гнилым империалистическим западом.  Каждый подарок, нет, легкий подарочек судьбы воспринимают с искренним. От самой души —  Вааааааау (по-нашему – Огоооо!). Пересмотри сериал «Друзья», удивись, как можно радоваться на всю катушку абсолютно простецким штукам. Шабли? Крю? Хренабли да хрю, держи карман шире, серпантин и бигуди, залитые пепси-колой. Веселья выдают, словно чистейший расширитель сознания, но нет. (контраста ради) Стоит заглянуть в любой дорогой мясной ресторан, посмотреть на грустные жующие рожи (зачеркнуто) лица, заливающие вот это все пищеварение Амаронэ. Да, хорошее крайне быстро приедается, представь, что волею вселенского случая живешь с порнозвездой.  Мечтой миллионов, кто дрочит на нее, заливая клавиатуры ноутбуков до полной непригодности. Она твоя, прокаченная, с фигурой из сборной по художественной гимнастики. С изящно вставленными архитектурными излишествами, напрочь татуированная. Ты для нее не очередной «Тьфу, козел! (кладя трубку)». А желанный кусочек мраморного мяса, да, отлично зашел, аплодирую сам себе, побереги ладони. Поначалу, космос и предчувствие. Света далеких планет. Проматываем пленку, и, сам догадываешься. Перестает работать твой могучий молот. Что ковал, как пресс на заводе ВАЗ кривые крылья. В три смены. Технически, ничего не изменилось. Механизмы исправны, смазаны, функционируют, как часы на гарантии. Но нет. Словно те самые воздушные шарики, не радуют. Русская душа, не позволяет туше лениться и смаковать. Не наслаждаться, а жрать, не важно, картоха с китайской тушенкой (extinguished meat). Иль шатобриан. Детская мечта поколений, затронувших СССР, напиться пепси, чтобы из ушей шел пар.

 

Что делать? Риторический вопрос.

Урбанист.

Закоренелый и отъявленный. До мозга и костей. Если уж жить, то только в центре. Большого города, лучшего во вселенной. Представь себе, можешь проснуться, и не забивать голову, что на завтрак. Пара движений пальцем в мобильном приложении (профессионалы называют это CJM, но мы любители). Ровно через семь минут раздастся звонок в дверь. В глазок можно даже не смотреть, ничего интересного. Зато в руке окажется прозрачная миска с кашей, и коробочка с голубикой. Каша, она не пластиковая, как в Кин-Дза-Дза. Рисовая, на кокосовом молоке (не понимаю, почему вот это все называется молоком, ну да б-г с ним, спасем коров). С манго, из Азбуки, и это лучшее начало дня,  эспрессо двойной, с горячими сливками, смешать, но не взбалтывать. Ежели душа требует, то будь любезен. Маску на рыло (пардон муа, небритый ле визаж), тишотку, рэйбэн, шорты, топсайдер на босоногу, и по-ска-кал. Три минуты. Туда, где кашу дадут, и шампанского оформят. Выстуженного, все, как в премиальных коттеджах Подмосковья. Да, приходится, верунчик-сама-сама, законодательство запрещает доставку хорошего начала дня, да ну и ладно. Мы же легкие. На подъем, особенно, как труба зовет и утренний хардон не унывает, почему бы  не совершить легкий променад. Представь, что творится за городом, в элитном (Sic!) коттеджном поселке. Хочешь кашку? Если только офсянка-сэр, кипятком хлопья разбавить. Жаждешь глоток просекко, да  холодный, брррррррр, душу поставить на место? Во фридже исключительно гулькин нос? Поздравляю! Придется мучиться, негодовать, бороться с комарами и клещами, еще одно вычеркнутое из жизни утро. Кто бы спорил, можно запастись заранее. Но, знаете ли, как-то не по-русски. Не существует такого запаса алкоголя, чтобы гости не выпили. Имея доступ. Ныкать и отнекиваться, ой нельзя, собираю – коллекционирую. Удел слабаков, трусов и прочих собирателей деревянных зайчиков из босоногого детства. Как похорошела столица в ее историческом центре отсчета, повествовать вам не возьмусь. Парки, так сплошная красота, рядом четыре, и все, аж под ложечкой сосет. Еда, веранды, представить не мог себе, будучи ресторанным хроником декаду назад. Что подобное в принципе возможно. Без руля или такси, без приготовлений и гардероба, шорты, тодсы, стоп. Уже говорил. Тем не менее, во всей этой фантастической житухе есть нюанс. Крайне существенный. Тишина. Отсутствует от слова «напрочь». Речь не о спорткарах или пердунах на мотоциклетах (презираю). В центре города всегда существуют непредсказуемые источники шума. Рядом, в пределах, обязательно что-то строится, реконструируется, ремонтируется либо разрушается. Работяги управляют тяжелыми механизмами, генераторами, неведомыми установками. Кои гудят, смердят, вибрируют, чиркают, визжат и дохают. Акустика стародавних улиц такова, что звуки собираются в стаю, стучась тебе в окошко. Нежно и ласково. Можно и не замечать, словно белый шум. Видел в фильмах про Нью Йорк, люди живут в домах у линий метро и жэ\дэ, абсолютно не воспринимая вибрации и шум. Еще веселее в пригородах аэропортов, но не будем лезть в бутылку. Прими как должное. «Тихий центр», хохма риэлторов. Нет такого, и никогда не будет. Бороться невозможно. Даже если залезешь в небоскреб в Сити, в три утра сверху начнет ходить мадам на каблуках. Цокая по паркету. Каждый шаг будет отливаться свинцовой пулей и пробивать навылет мозг. Аминь. В этом аспекте загородная жизнь кладет на лопатки центр легким непринужденным движением.

Матушка. Проводит лето в деревне, так, пустяки, полтора часа езды. Дом на горе, поют птички, роют носом землю кроты. Шевелят коленями кузнечики, раздвигают воздух усами жуки. Чибисы клюют зерна, аисты вьют гнезда, коты шуршат на грядках. Коршуны падают камнем в мышей. Ни единого звука не слышно. Словно надел (или одел, поправьте) наушники с шумодавом в самолете. Щелк, и пустота. Нихт. Ньенте. Найн. Ни звука. Только ради этой с ног сшибающей тишины стоит провести за рулем столько времени, сколько позволяет трафик. Но. Есть всегда это гребанное НО. Стоит  вывалиться из командирской машины на траву, цвета американской мечты. Как сосед, исключительный человек, примерный семьянин, трезвенник, работящий и мастеровитый. Запускает газонокосилку. И не выключает ее до тех пор, пока.

Твой мозг не будет рассверлен в друшлаг. Превращен в решето. Изрешечен пулями из шмайсера. Убит. Раздавлен, разорван на куски.

Живем мы, котики.

В самом лучшем городе во вселенной. В пятницу можно запросто поставить себе цель. Съездить за патронами, кофейными. Без кофе жизнь не жизнь. Потребляется очередями. Длинными. Бесперебойными. Раздаются патроны радости в флагманских бутиках, разумеется, в центре. Светлых просторных храмах терпкого напитка. Так что, будь любезен, за руль, и вперед, на самый дорогой кусок асфальта в галактике. Поправка, не асфальт, каменная брусчатка, историческая ценность. Тем не менее, час ее аренды, площади, в размер в средство передвижения, обходится в =380 рэ.  Несложно поверить, но сложно найти. Однако, удача улыбается бывшим членам. Пионерской дружины. Далее следуют сплошные поражения. Воображения. Пустота удивляет до корней. Число любителей кофе в капсулах в большом городе зашкаливает. Не говоря уже о жителях деревень, мелко-оптовых закупщиков.  В стародавней жизни бутик завален разночинной публикой под завязку. Драки за место в очереди между женами олигархов в мехах и молодыми подругами в кроссовках – «вас здесь не стояло»! Было-было, да прошли времена живых дерзких очередей. Ярмарок, или даже скорее, базаров тщеславия. Мудрые производители реформировали балаган, превратив столпотворение в стерильную людскую сортировочную, по аналогии с дигитальным банком будущего (больше выражаться не буду). Никаких людских круговоротов и конфликтов интересов. Клиентские строгие поведенческие паттерны, далее везде. Тем не менее, народ присутствовал всегда, но нет. Пустошь, что отрадно. Такими привилегиями необходимо пользоваться и наслаждаться, что и происходит на всю катушку. Словить кофейный трэнд, отрадно, но продолжить, означает окунуться в голубой океан удовольствий. Стеклянный лифт поднимается прямиком в иной храм, гастрономический. Который, по всем канонам, уж точно должен быть оккупирован страждущими. Напоминаю, вечер пятницы на дворе. Не стану переливать из пустого в порожнее. Но зайти просто так, с улицы, в одиозный ресторан столицы. Без всяких резервирований, броней, фрустраций, подготовок и прочих метаний. Улыбнуться хостесс во все свои сверкающие, правда, под маской. И моментально получить лучший столик заведения, как говорится в узких кругах  «На Кремль». Моментально. Хоба, и лучший вид на этот город. Это не то, чтобы фантастика, из разряда «очевидное-невероятное». Попробуй провернуть подобное в NY или где в Европе родимой. Получишь камень с маслом, что подают здесь в качестве комплимента, убить чувство голода. Напоследок, но не в последнюю очередь, о наболевшем. Ценах. Феномен большого города, они примерно одинаковые. Что на фуд-корнерах хипстерских, где придется сидеть на жердочке либо самому транспортировать с подносом. Что на чертовски удобных диванах, за столом с белоснежной накрахмаленной скатертью. Под прицелом взглядов вышколенных официантов, и о сюрприз! Их не нужно звать, приходят сами. О коплиментарных удобствах, плана комнаты для мальчиков, где среднестатистический гражданин с удовольствием согласится жить, можно даже не упоминать. Пища, краеуголный камень (с маслом был гладкий). Всего вышеописанного великолепия. Играет доминирующую роль, хотя казалось бы, к чему? Зачем все эти сложные процессы с кухней, качественными ингредиентами. А самое главное, руками, что из фарша сделают котлету. Да такую, за которую можно съесть пионерский галстук или партбилет выложить на стол. В зависимости, в какой ты весовой категории располагаешься. Так вот, вкус нынче правит балом, вырвавшись на первое место, мы действительно приходим в ресторан пожрать (скузи сеньоры), словить гастраномический микро оргазм (ГМО), аббревиатура из космически далекого прошлого. Уверен, ты все равно ничего не понял, поэтом прибью двумя контрольными выстрелами.

Селфи. Телячья щечка.