Воскресенье. День веселья.

Встреча в самом центровом центре, Никольская. Погодка шепчет. Солнышко греет. Смотришь в яндэкс-навигатор, семь минут езды кажет, чертяка. Отлично. Зер гут! Запрыгиваешь такой дерзкий, в кабриолет. Врубаешь Кайнэ, как раз трэк стоит «Дьявол в новом платье». Действительно, за семь минут прохватываешь до Метрополя, никаких тебе пробок, ну чуть сгущается, время есть, реласк. На повороте, что к Гранд-Кофемании, куда прям нырнуть. Стоит себе Карлссон в сером. Да ну, сотрудник ГИБДДNow, машет палочкой, словно пропеллером. Мол, не задерживайтесь, товарищи-граждане, продолжайте движение в нужном направлении. Чорт. Чорт. К Карлссону уже стоят в очереди три бедолаги со скорбными лицами и протянутыми ладонями, «мол, дяденька, пустите, очень надо». Ненавижу. Ладно, можно на следующем направо, к Красной Площади что, там бросить машину, и пешком. Все худо от слова Х. Вместо серого человечка прилипла к брусчатке оранжевая поливалка. Аккурат поперек вектора движения. Несчастных, как сам, набирается очередь, разворачивающаяся вниз. Да и тут незадача. В «Зарядье» сверкающие толпы в спортивных трусселях. Поворот направо, куда нужно в надежде «уж как нибудь» надежно перекрыт оранжевой же бронетехникой. Кривая вывозит настолько далеко от Никольской, насколько может развиваться самый плохой сценарий. Зопа. Нужно что-то делать, а нечего. Поток уводит на бульвары, что грозит бутылочным горлышком и пробковым тупиком. Единственное решение, вдаль, к кольцу. Туда, где печали. Ну а что делать? (с). Да ничто. Разворот на Сахарова, прямиком в подземелье на Мясницкой. Пешочком наверх, и как там, по-фински? По-пис-то-ва-ли. На своих двоих. Вниз, к Лубянке. Туннель, где печали в виде пыли, таджики день и ночь точат камень болгаркой, женой болгарина. Тороплюсь, тики-так, солнце, жарко, пыл und пот, что-что? Полчаса назад же был прям здесь, радостный, в родстере, со снесенной крышей да под Кайнэ? Де-жа-вю со знаком минус. А все из-за бегунов. О спорт, ты мир, ради бегового движения перекроем городу кислород! Руки, б#%дь, вывернем! Даешь марафон-шмарафон, чтоб все остальные сдохли. Я не против любого хобби. Нравится дрочить – хоть двумя руками. Бухать, да оббухатесь хором Пятницкого. Вязать, обвяжите весь мир по экватору крючком. Только вот, не нужно мешать другим. Нравится бегать – снимите Лужники, да по кругу до потери пульса. Ладно, по-другому. К примеру, сам люблю вино. К гадалке не ходи, таких любителей, и в категории «профи» в разы больше, чем бедолаг, думающих ногами. В кроссовках. Вот бы *мечтательно* закатать марш по Тверской, под эгидой Ридель и родных винных дистрибуторов. Идти под джаз, подпевать Синатре, да делать чин-чин, как душа захочет. «Бегущими сердцами» эту красоту не назвать. А вот «Поющими душами», запросто. Пьющими, или.

One thought on “Воскресенье. День веселья.”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *