Знаешь, что самое приятное в хай-тек?

Непредсказуемость. Банда упырей. Вурдулаки. Айтишники. У каждого — свой собственный мир. Своя устрица. Дело делают, но из рук вон плохо. Главное — защитить свою жопу. От нападок соплеменников — раз. Честолюбие, эго — как у пидорасов. Нарциссов. Приходится сдерживаться. Вместо того, чтобы просто. За один хук слева. Размазать в слизь. Нет. Слишком легко. Схематоз, наше все. Конструирование многоходовок. Цель — элегантно довести персонажа до состояния «змея укусила себя за хвост». Просто и по-русски — нетрадиционал вставил себе сам. Абстрагируюсь. Ухожу от эмоций. Стратегически — правильно притворяться лояльным. Ударили-подставь, не убудет. Далее везде, по заповедям. Главное — концентрация. Сосредоточение сил. Спарринг, навязанный долгий бой деконструктивен по определению. Поддаться типо. Усыпить бдительность. Продемонстрировать потенциальную уязвимость. Хопа — и в солнечное сплетение. Отточенным ударом, во всю силушку. Нет, дружище. Упыри по определению, подкоркой чувствуют настоящую силу. Ведут себя, словно гиены. Но..знают, если что — писец дышит в затылок. В ухо.  Спич к тому, что мозг разносят. Пытаясь отстаивать отчаянно свои позиции. Фишка в том, что вся эта стая служит хозяину. Бросающему своре косточку. Льющему жесткую воду в миску. Держащему на коротком поводке. Так вот, про тему статьи. В отличие от, например, стартаперов. Постоянно ходящих с жалостным выражением лица к инвесторАм. Выступающим на конференциях с апломбом Джона Малковича в фильме «Быть Стэнли Кубриком». Реальный хай-тек означает совсем простую. Осязаемую вещь. По одной смс, вся свора мудаков айтишников синхронно ложится к твоим ногам. Скуля в такт. Высунув языки на асфальт. Зрелище жалкое — да что там. Отвратительное. Учитывая недавний апломб и агрессивно дерганный хвост с оскаленными зубами.

Все это — в течении рабочего дня.

Флексибилити.

Приятель. Знатный финансист. Предправления банка «АкадемГашишКомплектАрмагеддон», ныне неработоспособного. Позвонил. На нервяках. «Мол, сотрудник твой, автор, врет мне в глаза». «Видеть его не хочу, разговаривать — западло. Не буду, и все тут *топот ногой*. Отменяй рабочую встречу на пятнадцать человек на сундук мертвеца йо-хо-хо». Так-то. Истерика from-the-scratch.  Что характерно, лично знаю персонажа по фамилии Врунов. Работает в госбанке, единственно возможный вариант при таком раскладе. Факапит напропалую, но вернемся к нашим барашкам.  «Хоть кол на голове теши- оскорбление национального начала». «Короче, автор. Сделай что-нибудь». Вот-те на, граждане-товарищи! Наэбалово в глаза массмедийно (хорошее словечко)  возведено в культ. Один Цуккерберг чего стоит с прославлением в кинокартине «Социальная сеть». Ссыт *ой, простите*, писает божьей росой. Стряхивая и разбрызгивая на толпу друзей. Не то, чтобы защищаю. Отчаянно честен с ближним кругом, в том числе и с товарищем банкиром. Могу подписать контракт кровью, если что. На манжетах иль на салфетках — выбирай.  Похлеще печатей да факсмилье. А все оттого, что проект, братишка, глобальный. Для тебя, для меня, и для того парня #павлика#, нового символа молодого тупого мудака, G.Y. Всем по серьгам, (fuck it!) в том числе нетрадиционалам. Вследствие этого, все амбиции, дырки в карме, обиды и душевные недомогания нужно попросту засунуть в черную дыру своей великолепной жопы, как орех. Сжать зубы и еб*ошить, словно Стаханов. Не выпуская отбойного молотка из.

Шитора.

Да не простая. С моторчиком, как у карлссона. На аккамуляторной батарее. Когда работает — жалобно стонет, словно кот. Специальная зарядка входит в комплект. Управляется с пульта. Эх, шоб я так жил.

20130420-112452.jpg

Мужской поступок.

Проявил себя сегодня, как президент. Всенародно избранный. Проехался на «Лада-Гранта». По причине аполитичности, не рулил. Пассажиром. Поднял руку на улице, до подземелья домчать, соскучился по болиду. Едем. Словоохотливый водила, оценив мигом шутку про «сиденья с электрорегулировкой», на полном серьезе травил байки про российский трех-ступенчатый автомат, устанавливаемый на эксклюзивные комплектации. Улица широкая и пустая, представь, разогнались! Во  всю прыть! Поравнялись с вечной пробкой — съезд на ТТК — опа. Фермерская колымага «Кадилло-Эскалэйд», по привычке короля деревенских автострад. бОрзо так, без каких либо намеков в виде поворотников (к чему они вообще, ара, э?). Выставил рывком свиную морду в наш калашный ряд. Что греха таить? Много раз испытывал похожее на Кийа. Дырка в карме от хамлА с маленькими письками на больших машинах. Приходится тормозить, иногда резко,, почти аварийно,  под залихватский мат. Приготовился к худшему. Насколько хороша тормозная система у изделия отечественного автопрома??… Навыки водительского мастерства ее отчаянного владельца. Успел даже помахать указательным пальцем, самому себе. «Мол, зарекалась ворона говна не клевать, автор же — не ловить попутки, как подобает истинному москвичу. А заказывать таксО, словно полноценный понаехавший». Водила же, увлеченно рассказывая про гидроусилитель руля, с улыбкой, с выражением». Делает совершенно неожиданную вещь. Ни на йоту не сбавляет скорости. То есть совсем. Далее события развиваются по абсолютно непредсказуемому сценарию. Помнишь, как в «бойцовском клубе?»Сложно затеять драку с незнакомым мужчиной на улице. Избежать будет пытаться на 99%. Водитель говнокадиллы, привыкший, что подобные экзерсисы всегда сходят с рук, очевидно, родился под счастливой звездой. Обладая чуйкой. Давшей импульс головному мозгу получить от датчиков зрения последнюю визуальную сводку с поля перед окончательным завершением  маневра. Что греха таить, не многих бы обрадовала перспектива наблюдения мчащейся во весь опор  «Гранты» (силуэт не спутаешь) — аккурат в бочину. Фермер -на то он фермер,  народной мудрости следовать. Простой. «Уноси жопу». Парни. Как же этот катафалк дернулся на место..словами не описать. Словно слон, в первый раз увидевший мышь. Пассажирское зеркало «Гранты» проехало буквально в сантиметре от пендосского железа. Жизнь пронеслась за доли секунды перед глазами автора. Глубоко вдохнул. Повернулся к человеку за рулем, обладателем железного, нет, титанового очка. «Не, ну ты что, конечно дубовый пластик *удар костяшками пальцев по обшивке двери» «На чем, говоришь, катаешься?». Медленно, по-слогам,  выдавливаю из себя «Кииия Р-и-и-ио». Ну! *цокает языком, ловко ввинчиваясь в крохотное окошко пробки». «Не сравнить, небо и земля.. Сколько, говоришь, стоит?»

Пять сот.

Правила съема.

Обычный московский выходной денек. Зима на издыхании, атакует из последних сил, закидывая снег ветром в лицо. На улицах серо, солнце где-то там. Хороший хозяин запирает собаку в санузле. Достает из заначки поллитровку. Методично опорожняет содержимое под неприхотливую домашнюю снедь. План был похожий, с небольшими корректировками в векторе домашних питомцев и алкогольных напитков. Так ведь нет же. Дурная голова рукам покоя не дает. Главная движущая сила выползти на лоно природы — закупиться пластиночками. Совершить рейд по городским помойкам, вендорам звука на черном ломающемся носителе. Разумеется, отягчающее обстоятельство, предпоследний день подагры. Нет, чтобы сидеть дома, втыкать в зомбоящик да накидываться меланхолично. Считая ворон. Разглядывая падающие снежинки. Fuck it! Место действия — магазин японского стаффа. Всяческие чудесатые чудеса. Кубик непонятного происхождения, отчищающий нагар на чайнике за одно движение. Ушные палочки черного цвета. Самурайские бритвенные приборы. Деодоранты, в виде шариков в коробке, убивающих запахи и все живое в радиусе действия наповал. Парковка влоб. Стафф из окна наблюдает, как раскорячившийся автор по составным частями выталкивает организм из дверцы легендарной Кийа. Ковыляю по-тихоничку, вваливаемся. Наркотики не завезли, поставка ожидается на следующей неделе, шепнула девочка на входе. Шоппинг обещает быть грустным. «Рыжий, забери туалетную бумагу. Не ту наждачку,  мягкую!» «Салфетки зеленые». Хожу, прихрамываю. Словно старый солдат, не ведающий слов любви. Рассматриваю самоварное золото да бусы стеклянные, предлагаемые к продаже за честно заработанные кровные. Занавес падает. На поле действия с пиротехническими эффектами в виде фейерверков возникает управляющая магазином. Угадаешь сам? Высокая, эффектная, белый верх. Черный низ, шарниры, трешка с плюсом, судя по колебаниям в движении, великолепно сохранилась, несмотря на .. скажем, двадцать семь лет вольготной житухи. Мне то что? Нога ноет. Отчаянно хочется вонзить стопятьдесят кальвадоса под фламбированную фуа-гра. Ры в этот момент вляпалась в коровью лепешку под хлестким названием «Японская косметика». Девичий стафф- кремики, скрабики, смывки-размывки, судя по всему, производство парфюмерной фабрики «Свобода» на горе «Фукусима». Бизнес-модель — «там дают на сдачу, здесь- по цене шишейды, на эти жалкие два процента и расширяем сеть». Мадемаузель,  зафиксировав сладкую цель, ринулась в бой роскошной грудью на амбразуру. «Возьми эту херню, она восхитительна, сама пользуюсь!» Чуть коробит фамильярность, «тыкание», словно на ростовском базаре, но и черт бы с ней. Сделала свое дело, походкой catwalk подваливает.  Формирую лицо кирпичом, интересуюсь о наличие волшебной мази — увеличителя пениса со вкусом свежего лука и укропа.. Без удивления выслушиваю банальности «ой, не завезли, будет на следующей неделе».. поднимаю глаза.. #*@!!!??. Химия. Кеместри. Реакция с замещением. Начинается у девчушки без малейшего моего участия. В качестве ингридиента выступает атрибутика, вид уверенного мужчины, несколько скованного аристократическим недугом. Пуговица на кофточке расстегивается. Глаза с поволокой. В них бегущей строкой «Снэйл, пойдем скорее в подсобку, мои сочные губки сделают тебя счастливым вознесут на небеса пару раз без остановки». Вот она, какая, писательская слава! Почувствуй себя Хэнком Муди под калифорнийскими пальмами. Только вот знаешь что? Губки и стоячая трешка, безусловно, здорово. Пару раз в один присест звучит куда более чем заманчиво. Определенные констрэйны, чтобы как ты, забыв родину, бросился в омут с головой. Ры. Рядом. Всегда глазами, словно сканер. Чуть что, сразу рядом, как налоговый полицейский. Никакие цацки и заманухи бдительность не притупляют, понять можно. Лакомый кусочек автор, чтоб вот так, маху и давать. Последствия сравнимы упоминанию той самой горы японской. «Кукушка вылетела!» «Цыганочка с выходом». Полетели на пол стойки с продукцией. Расцарапанное лицо у дерзкой управляющей. Разбитая витрина.. Фуллстоп. Процедура наружного наблюдения ни кем не отменена. Ходит по рядам. Цинкует. Только вот, не происходит ничего. Потребительская красная корзинка пополняется предметами практически первой необходимости. С величайшим трудом согнал обворожительную улыбку с уст. Образ Хэмингуэя, прямой ясный взгляд. «Мадам, где у вас касса? Наступил час расплаты!» Мадам, нет, мадемаузель, конечно,  отбросив приличия, элегантно встает за прилавок! Что моментом приводит к застывшим в величайшем удивлении лицам обслуживающего персонала. Каждый предмет буквально облизывается (о-боже-мой), в воздухе набухают домкратом флюиды — да куда там! Самая настоящая любовь. Чуйка чует. Еще движение — Рыжий наденет ей эту корзину на голову.. но нет. Внешне все спокойно, несмотря на сексапил, разрывающий атмосферу японского барахла, словно метеорит небо Челябинска. Что-то явно не так, но что — не пойму, хоть два раза в подсобке. Доигрываю представление до конца. Из последних сил изображаю серьезность, мол, приватный самолет ждет во Внуково, лететь срочно кипрский конфликт урегулировать, а вы тут со своими глупостями лезете, мадемазель! Ничего не происходит. Ты понял, да? Совсем ни-че-го. Чекаутируюсь с штатными благодарностями, мол, всенепременно, обязательно еще раз заглянем, спасибо за чудесное обслуживание. Запихиваю тело в салон. Пристегиваюсь. Выдыхаю. Рыжий поворачивается — «Заметил?». Играем в отказуху до конца. «Заметил, конечно. Ассортимент так себе, намного хуже, чем в их центральном! «. «Только это?» — смотрит вопрошающе загадочно. Самое время проявить чуть агрессии. *повышенным тоном* «Что то еще??».

«Хозяйка магазина приняла нас за папу с дочкой. Очень хотела с тобой познакомиться. Я не мешала».

Такая, блин, вечная молодость (с).

В каморке за актовым залом. На скорости в кабриолете. По-быстрому в гостях, крохотном санузле, под вопли и стуки в дверь громилы, жаждущего сбросить бомбу. BJ в ресторане. Ладно, проехали. Как говорил Джордж Майкл- «рванули на природу». In the Sunshine. Интереснее, разнообразнее, но — комары. Щепотку целомудрия. Рыба моя выглядит тинэйджером на все сто. Дохлая и беломраморная. Несмотря на наличие студенческого билета, реализованных проектов в области архитектуры и дизайна, ну и нескольких горячих подружек, прущихся от автора, словно от Дольфа Ландгрена. Але, минуточку внимания, девочки!   Даю….. рецепт. Никакой косметики. Волосы в хвост. Джинсовый комбез.  Миссия — сгонять автору за бухлом. Невыполнима. Кассирши требуют паспорт. Ха. Заказывали истерику — получите — распишитесь! Хотя…  Позитивно рассматривать в качестве комплимента — если бы не горящие трубы. Не томлю, к делу. Не далее как сегодня, в секретном шалмане на окраине. Разумеется, в хрущобе. К бабке не ходи — х* найдешь с навигацией. Пополняю коллекцию винила. Роюсь в коробках с пластинками. Отделяя плевелы от плевков. Хобби такое. Сложное и нетривиальное. Слушать музыку в точности как она была на момент выхлопа. Рыжий рядом. Сидит, сгруппировавшись, на табуретке. Далеко от реальности.  Строчит в ленту. Периодически подавая сигналы «Хочу есть». Да что ты? Такая мелкая, и есть. Куда это годится? С хозяином шалмана разгорелся нешуточный диспут по традиционному вопросу. «Кто круче — ВанБюрен или Кобэйн?» «Слэш или Вэ. Зинчук?». Страсти кипят. Аргументы на исходе. Нависла пауза. Кивает головой, спрашивает, «Дочка твоя?».

Есть ли у вас план, мистер Фикс?

О да, сладкая, разумеется. Завтра последний день прохлаждаться. Киношки зазыривать, пластинки крутить. В постели валяться-мяться. Бульончик хлебать да таблетки запихивать давясь. На пятницу справедливо решил заколотить все пропущенные по причине временной неработоспособности встречи. Чтобы вот так, одни махом. На нее же, родимую,  забабахал все конфоклы,  дедлайны по офферам, эстимэйтам, драфтам контрактов и прочее бла-бла-бла. Пытаюсь коммититься — получаю ответ одинаковый. Все словно сговорились. «Пятница — это же восьмое марта!». Ну и х*ули? Десятое без НДС.  Детям цветы, бабам-мороженное. Кто виноват и в чем секрет, что зима типизированно заканчивается финальным аккордом. Болезненным — выбор твой. Нацепил лыжи и вперед, напичкавшись колесами под завязку, шарфом барбарис обмотавшись аки шахид с Ростову. Альтернатива — утки. В койку и дрочи  страдай, потей, кисни, плюй в потолок, когда твоя девушка больна. Подтверждений (встреч) никаких — и на том спасибо! Завтра бы всем предъявил трехъярдовым за безалаберность и раздолбайство.. только вот во время «Вечернего Урганта» прозвенел звоночек. «А не..не рабочий ли день.. женский». Отрицание отрицания. Судя по всему — так и есть. Автор же этих строк не показывал свой лик в офисе неделю — что есть совсем не гуд. С учетом раскачивания лодки. Растряски жирных котов — инвесторОв из фондОв. Продакшена на продакшене погоняющего летящей походкой. На конференцию лягушатников завтра поедет мега-чел. Спайдер мэн. Паутина и яд. Свезло, уговорил.  Прокатило чекатило, что демонстрирует *принимает горделивый вид* недюженные управленческие способности. Только вот, братцы-кролики. Что в пятницу то делать? Симпатичному молодому человеку в самом расцвете сил? Не, ну бывших СМСками поздравить, запершись в вотерклозете. Никакого спама, именными, не то, что нынешнее племя. Только вот, знаешь что? Получить в ответ «Спасибо, а кто это?» Абсолютно не фрэш. Не айс. И вообще, полный антисекс.

Что происходит, Кирилл?

Все путем, дорогой Марк! Только вот ввалился домой, на часах 11.15 вечера. Разбит и раздолбан. Первым делом, включил переносной компьютер от твоего приятеля Стива, ныне покойного. Принялся что есть мочи вытягивать Californication четвертый сезон. Право, никаких параллелей. Главный герой — так же блоггер. То же бухает прямиком из горлА чистейшей воды Джек Дэниелс. Передвигается на кабриолете, порше без фары — прям таки зацепило. Чтобы закончить — самая крутая серия в третьем сезоне — The Appartment. Заводная, до боли знакомая. Дальше? Отматываем к началу день. Не задался с самого утра. Управлять бизнесом дистанционно, конфокламми (перечитай), мэйлами да скайпом — вещь! Только вот на релаксе не выходит. Как у пожарников — как огонь, так вешайся. В целом же все в порядке. С различных коммуникационных устройств, разноплановых, разнообразных. В зависимости от положения тела. Скажу прямо, не таясь. Мак Бук Про на кухонном столе решает. Все возможные проблемы. Продержался на нем полторы недели. Старенький самсунк — который «легче воздуха» — валялся в полке. Там, где ебутся волки — даже не извиняюсь за язык улиц, в ЦАО живу, тут все так говорят. Пока не пришлось сделать что-то серьезное, открыть диаграмму Visio, в том числе. Что в моменте? Джимми Мориссон поет «5 то 1» — набиваю мелодию в такт костяшками. К слову, сериалы презирал, особенно на ночь.. но все меняется, когда приходят они. Так вот, про день.  Местный парень, на Х5 в транзитах перекрыл выезд со двора. Что есть нонсенс — наш товарищ. Подлянок не кидает. Мне, собственно, без разницы — но вот Ры.. сдача макета, все в тазике принадлежности. Жизнь не проста. БМВвода, в свою очередь, запер какой-то мудила на Рэндже — чем больше смотрю на них, тем больше убеждаюсь в векторе поведения «отморозки в поисках». Вкорячил свой рыдван в угол. Кийа протиснется с миллиметражем — учитывая лед и виляние жопой. БНД, особенно задним ходом — ноу вэй. Наш товарищ спешил, делать нечего. Бросил, умчал на попутке. Результат? Двор заперт. Дважды. Это феерический пипипи…особенно, если нужно срочно рвать когти — да кого это волнует, скажи? Все, закругляюсь! Вечерний Ургант прямиком в эфире.

Дорожная.

Еду себе по Тверской. Бензина — совсем на нуле. Стрелка прилипла. Лампочка сперва подмигивала, потом надоело. Горит. На воздухе мчу. Как пилот в пике. Мантры читаю, четки тру. «Боже. Если ты есть, пожалуйста, сотвори мне пассажира. Хоть за пятьдесят рублей. Заправиться — два литра. Дотянуть на честном слове. Верю, ты же есть».. Два мужчины. Парадное с «Найт Флайт». Одеты — как Никита Михалков. Польта да шарфы.  Открывает дверцу.. «Сплавь ка нас, братишка, до Манежной.!» «Присаживайтесь, господа-бояре!» «Сплавлю лучшим образом!». Дверь хлопнула. Еду.. «Боже, ну пожалуйста.Ты же есть. Совсем немного, чуточку осталось. Под горку иже сподручнее». Стучу по лампочке — не гаснет. Докатываемся до площади, останавливаюсь. Никита неторопливым жестом, вальяжно, протягивает купюру.. Сто долларов. «Товарищи дорогие! Я же вам не банк! Разменять такую сумму не представляется возможным!». «Бери, боярин, будь счастлив!». Ушли. Рассыпались. На фразы по-французски. Держу в руках стошечку.. глажу, «Катенька моя, ласковая.. в воздухе взмахиваю.. трепет прочувствовать..» Вот оно как.. просил пятьдесят рублей, до заправки дотянуть.. Боженька, спасибо тебе». Улыбка во все лицо, наяриваю рулем.. ох. Дама с собачкой. Голосует..Не оставлять же родимую. «Куда вам, гражданочка?» «До Гончарной подвези, милейший». Что думаешь, братишка?  Три минуты, и се ля ви… Губы сжимаются, «Триста!». Знаешь, что? Так отчаянно, с надрывом, силой, никто, никогда не хлопал дверью мне в ответ. Еду. Думаю. Ну какая же я сволочь. Десять минут назад был в полном отчаяние. Молился на полтинничек. Полтора литра бы в бак. Прилетает в окно сто долларов, и вот так поступаю с женщиной добропорядочной… Езды как раз на пятьдесят. А все почему?

Скотина я.